00:04 

2.22. Ватсон/Холмс, NC-17, Возвращение в 1894 году. Агрессивный секс, связывание.

Sherlock!kink
Ватсон/Холмс, NC-17
Возвращение в 1894 году. Агрессивный секс, связывание.
Холмс и Ватсон раньше были вместе, но Шерлок невыносим в быту и Ватсон просто сбегает от него за юбку Мэри. Флешбэки, POV доктора с тяжкими раздумьями "быть или не быть" ("связываться или не связываться") приветствуются.
Но мы-то с вами знаем, что всё таки связался :-D

@темы: Dr. John Watson, Sherlock Holmes, ШХ/ДВ, второй раунд

URL
Комментарии
2010-03-08 в 17:01 

Хм... Уважаемый заказчик, а 1894 - это какая-то знаменательная дата? С которой связано что-то ОЧЕНЬ важное, о чем я не знаю? Сомнения терзают...

URL
2010-03-08 в 17:11 

1891-1894 - годы отшельничества Холмса после схватки с Мориарти
Собственно, 1894 - возвращение Холмса

URL
2010-03-08 в 18:23 

А! Незабвенный Конан-Дойл! Понятно! Спасибо:smiletxt:

URL
2010-03-08 в 20:47 

Можно исчо одно уточнение? Не помню точный ход событий в оригинале...
Эти три года Холмс считался безвести пропавшим/погибшим, не так ли?

URL
2010-03-08 в 22:46 

Считался погибшим. (После схватки с профессором Мориарти, Холмс пропадает без вести. Уотсон (и вместе с ним практически вся общественность) уверен в гибели Холмса.)
это с wiki.
Если судить по нашим авторам (фиков), Уотсон мог знать, что Холмс жив, а мог и не знать. Если по Дойлу, то точно не знал и при возвращении ШХ упал в обморок.

URL
2010-03-20 в 21:18 

Доктор Джон Ватсон пристально изучает себя в зеркале. Безупречно отглаженная светло-лазурная сорочка, идеально повязанный темно-сапфировый галстук. Костюм безукоризнен. Как все и все остальное в его жизни. Практика идет в гору. Он женат на чудесной добропорядочной девушке. Вместе они составляют очень респектабельную пару. Его жизнь как поезд движется согласно раз и навсегда установленному расписанию и единственным возможным раз и навсегда установленным маршрутом. Последние три года не оставили на нем видимых отметин. Взгляд льдисто-голубых глаз столь же пронзителен, в темно-каштановых волосах по-прежнему нет седины. Ватсон удивлен этому, но не очень. Внутри следов предостаточно. Каждая мысль о, мать его, великом сыщике Шерлоке Холмсе, наверняка оставляла рубец на душе. А мыслей этих было много. Очень много. Ватсон выходит из дома, по пути рассеянно целует Мэри в щеку. Взгляда с лёгкой укоризной он не замечает. Как всегда.

Он едет в предместье Лондона навестить пациента, которому ранее прописан покой и солнечные ванны. Мистер Чендлер ничем не болен, но его невротический характер приносит Ватсону стабильный доход. По пути он вспоминает другую поездку.

Лондон 1891 года принял Ватсона в свои жадные порочные объятия. Если Вавилон был великой блудницей, то Лондон заслуживал от силы звания потасканной портовой шлюхи, которая за толстым слоем румян и белил силится скрыть годы дешевого вина и давешние побои сутенера. Шумная толчея порта, разношерстая толпа нищих и джентльменов, куртизанок и леди, полисменов и проходимцев. Запах угольной гари и печеных яблок, нечистот и дорогих эссенций. Ватсон вдохнул полной грудью. После нескольких лет проведенных в Индии, Лондон кружил голову как дешевое крепкое пойло из кабака на окраине.

URL
2010-03-20 в 21:21 

Предстояло много хлопот. Неплохо было бы найти квартиру. Не дорогую, но в достаточно приличном районе. Возможно с компаньоном, по крайней мере, пока его практика не встанет на ноги, а с его репутацией врача это непременно будет так. Ватсон не сомневался. И еще неплохо было бы нанять симпатичную горничную, в меру смышленую, что бы можно было приласкать на кухне и иногда приятно скоротать вечерок. Ватсон улыбнулся своим мыслям. Он ловко маневрировал в толпе и вскоре вышел на оживленную улицу.

Сверившись с адресом, Ватсон постучал. Через минуту дверь неспешно отворила чопорного вида женщина средних лет. Ватсон обворожительно улыбнулся. Он был прекрасно осведомлен о силе своего обаяния и не преминул им воспользоваться в очередной раз.

-Миссис Хадсон? Мне сообщили, что вы сдаете комнату. Меня зовут Джон Ватсон, я врач.- Ватсон учтиво приподнял котелок.

Миссис Хадсон заметно оживилась. Молодой джентльмен производил хорошее впечатление, а его добротный костюм говорил также о достатке.

- Мистер Ватсон, очень рада! Проходите же! Апартаменты восхитительны! Вы можете осмотреть их прямо сейчас! Полная меблировка, печное отопление, большие окна, - воодушевленно расхваливала она, принимая пальто Ватсона.- У нас очень респектабельный район! Здесь тихо….

И тут раздался пронзительный заунывный вой. Миссис Хадсон, прерванная на полуслове, затравленно посмотрела наверх. Ватсон, чрезвычайно удивленный, проследил за взглядом домоправительницы. Наверх вела массивная деревянная лестница, верхние ее ступени терялись в полумраке. Жуткий вой поднялся еще на полактавы, затем пошёл на убыль.

-Что это?- почти шепотом заворожено спросил Ватсон.

URL
2010-03-20 в 21:23 

-Мистер Холмс изволит музицировать, - с каменным лицом произнесла миссис Хадсон.

-Оо… Мистер Холмс музыкант?- Ватсон внутренне содрогнулся, когда представил, как этот горе музыкант терзает почтенную публику.
-Нет, он частный сыщик, - сквозь зубы ответила миссис Хадсон.

-Правда?- оживился Ватсон. Он уже представил, как он небрежно упомянет в клубе «Мой компаньон, сыщик, ведет дело графини Н. Да-да, той самой!»- Чрезвычайно интересно!

Миссис Хадсон поняла, что кандидата в постояльцы вой не смущает и заметно приободрилась

-О, мистер Холмс величайший сыщик современности! К его услугам прибегает Скотленд-ярд и многие привилегированные лица! О его делах часто пишут в газетах!- миссис Хадсон умело подбрасывала дрова в топку любопытства доктора.

-Вот как!- Ватсон еще не отдавал себе отчета, но дело с наймом жилья уже было решено. В конце концов, соседство с «величайшим сыщиком современности», стоило небольшого дискомфорта из-за его музыкальных пристрастий.

Скоро Ватсону предстояло выяснить масштабы «небольшого» дискомфорта поточнее. Игра на скрипке, например, могла продолжаться часами. С двух часов ночи до четырех утра. И вещи. Единожды «одолженные» Холмсом, под предлогом, что у него «не осталось чистой рубашки», на веки вечные исчезали в недрах холмсовой берлоги. Вот в прочем, в «не осталось чистой рубашки» Ватсон охотно верил. Холмс имел весьма размытые представления о гигиене. Под страхом смертной казни Холмс не разрешал миссис Хадсон наводить порядок в комнате «Милочка, здесь не бардак, а организованный нелинейный порядок и ваш мозг устроен слишком примитивно, чтобы понять это!» А опыты над несчастным Глэдстоуном – «Во благо науки и прогресса!»?

URL
2010-03-20 в 21:24 

Ватсон задумчиво улыбнулся собственным мыслям.

Холмс был занозой и хамом. Безрассудным забиякой и задиристым мальчишкой, но вместе с тем он был самым отважным и честным человеком, из всех кого знал Ватсон. Постепенно Ватсон стал восхищаться им. Прочитав книгу, он предвкушал, как расскажет о ней Холмсу и они вволю поспорят о ее литературных достоинствах. То, что Холмс не утруждал себя чтением, ни в малейшей степени не мешало ему судить о литературе. Холмс видел все в ином свете и приоткрывал Ватсону дверь в совершенно иной мир. В этом мире были ночные погони и совместные походы в оперу, интриги и сидение вечерами у камина. Но главное там была настоящая дружба проникнутая, абсолютной уверенностью друг в друге. Еще никогда Ватсон не жил так полно и не чувствовал так свежо.

В Лондон пришёл октябрь, а вместе с ним промозглый холод и ледяной дождь. Лондон становился похож на черно-белую фотографию. Количество пациентов в такую погоду увеличивалось, как и количество клиентов городских моргов. Ватсон проклинал такую погоду. Если летом старое ранение в ногу практически его не беспокоило, то в сырую холодную погоду, боль буквально сводила его с ума. Он соскочил с подножки кэба и чуть пошатнулся от боли, пронзившей ногу. Сильно опираясь на трость, Ватсон преодолел тротуар и лестницу, наконец-то открыл дверь и с болезненным шипением прислонился к ней спиной. Теперь можно. Никто не увидит. Ватсон помассировал ноющую ногу, стремясь хоть как-то облегчить боль. И набраться сил, что бы преодолеть подъем наверх. Чертова лестница! Интересно, что скажет почтенная миссис Хадсон, если он устроится на ночь прямо в прихожей? Ватсон глубоко вздохнул, прислушиваясь к ощущениям в ноге. Кажется, немного отпустило. Если минуту назад боль напоминала свирепого трехглавого цербера, вырывающего из ноги куски мяса, то сейчас она была похожа всего лишь на раскаленный нож, всаженный глубоко в плоть. Уже вполне можно идти. Ватсон собрался с силами и оттолкнулся от двери.

URL
2010-03-20 в 21:26 

Тут раздались быстрые порывистые шаги. Холмс, как ни в чем не бывало, бодро закинул руку Ватсона себе за шею.

- Дорогой друг, вы как раз вовремя! Я закончил эксперименты с новым химическим составом!- Холмс практически тащил Ватсона на себе. Не смотря на худобу он был очень силен.

-Это который вонял тухлыми яйцами?- Ватсон в притворном ужасе закатил глаза. На самом деле он был благодарен Холмсу не только за помощь, но и за то, что тот делал вид, будто не замечает, в каком состоянии находится Ватсон. Его шутки могли быть бесцеремонными и иногда даже жестокими, но Холмс умел проявить деликатность, когда это действительно требовалось. И сейчас он щадил чувства Ватсона, которому так не хотелось признать свое поражение в неравной борьбе с болью.

- Нет, я уже давно закончил опыты с сероводородом. Это новый анестетик. - Тем временем Холмс свалил Ватсона на диван. – Не окажите ли мне услугу? Я уже испытывал его на себе, но для чистоты эксперимента требуется еще один доброволец.

- А где же Глэдстоун? – Ватсон нервно заозирался по сторонам.

- О! Он уже проверил его на себе! Проблема в том, что он не может рассказать об изменениях физического восприятия боли под действием препарата, таким образом, отважный Глэдстоун подтвердил только безопасность препарата для жизни!- Холмс воодушевленно бренчал склянками, а Ватсон лишенный даже возможности скрыться от него в кабинете, обреченно раздумывал над тем, не стоит ли ему, сперва написать завещание, а уж потом испытывать на себе препарат Холмса.

-Ватсон, вот у вас случайно голова сейчас не болит? Эта отвратительная погода всегда вызывает у меня мигрень!

URL
2010-03-20 в 21:27 

-Да…голова немного побаливает, - соврал Ватсон. Впрочем, это не было ложью как таковой. Это была часть игры под названием «Спасем самолюбие Джона Ватсона».

Холмс протянул ему стакан с мутной беловатой жидкостью. В прочем стакан тоже был далеко не кристальной чистоты.

-Пейте, Ватсон! И ваша…голова будет в порядке через 20 минут.

-Вы уверены, Холмс?- Ватсон недоверчиво принюхался к жидкости. В место ответа Холмс обхватил его за запястье и подтолкнул руку ко рту. Особого желания сопротивляться у Ватсона, измотанного болью, не возникло. Если он и отравится, то все к лучшему. Микстура обожгла горло, но почти сразу превратилась в приятное согревающее тепло. Ватсон откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, наслаждаясь тем как теплый клубящийся туман, струится по венам, смазывает контуры комнаты и отделяет его сознание от боли. Холмс тем временем пристроился рядом, аккуратно забрал у Ватсона трость и отставил в сторону, откинул подальше отсыревшее пальто.

-А как ваша нога, Ватсон? Не беспокоит?

- Нет. – решительно отрезал Ватсон.- Ну, если только не много… - уже не столь решительно. – Проклятый холод! – зло.

- Где болит? – участливо спросил Холмс и положил руку ему на бедро. – Здесь?

URL
2010-03-20 в 21:31 

- Выше, - Ватсон накрыл его руку своей и притянул к источнику боли в верхней части бедра. Сильные пальцы Холмса сжались, заставив Ватсона выгнуться и сморщиться от боли, но уже через несколько секунд сведенные спазмом мышцы расслабились, и Ватсон облегченно вздохнул. И вздрогнул. Но уже не от боли, а от ощущения горячих умелых рук Холмса массирующих и растирающих его ногу. Его это почему-то невыносимо смущало. Хотя, Ватсон сам был врачом, и, проводя осмотры, тоже касался пациентов, это было просто необходимые профессиональные действия. То же что сейчас делал для него Холмс. Только вот это будило в Ватсоне совсем другие ощущения. Мысли Ватсона неповоротливо ворочались в теплых волнах зелья. Он пытался придумать вескую и не вызывающую подозрений причину, что бы попросить Холмса прекратить. Тем временем руки Холмса продолжали сминать, растирать и поглаживать его бедро. Боль практически отступила. На смену ей пришел жар волнами разливающийся по телу и концентрирующийся в низу живота. Нехватало еще, чтобы Холмс увидел его реакцию на массаж. Ватсон беспокойно заерзал и попытался отстранить руки Холмса.

-Ватсон, мы, кажется, выявили побочное действие препарата! У вас эрекция, - голос Холмса прозвучал вполне бесстрастно.

Ватсон смущенно покосился вниз и понял, что его беспокойство по поводу того, что Холмс заметит его постыдную реакцию на массаж, явно запоздало. Только слепой бы не заметил возбужденный член, отчетливо проступающий под серой тканью брюк.

URL
2010-03-20 в 21:33 

-Хмм... Да, действительно… Спасибо, Холмс, мне уже гораздо лучше! Достаточно, - Ватсон был невыносимо рад, что Холмс счел это побочным эффектом лекарства. Он и сам охотно списал это помутнение рассудка на действие холмсова зелья. Это просто не могло быть реакцией на прикосновения Холмса. Это немыслимо. Недопустимо.

-Не совсем… Ваши мышцы все еще напряжены,- и рука Холмса, сжимая, скользнула по внутренней стороне бедра. Ватсон вздрогнул от накатившей волны жара. – Больно?- Холмс был само участие.

-Да, немного, - поспешно согласился Ватсон. Холмс продолжил разминать бедро, все чаще скользя по внутренней его части, сжимая все плотнее. Вторая его рука скользнула в опасной близости от паха. Ватсон с шумом втянул воздух и закусил губу.

-Здесь? – пальцы Холмса деловито скользнули так высоко, что это уже, принимая во внимания обстоятельства, было на грани приличий.
- Да… - сдавленно простонал, Ватсон, лишенный пути к отступлению.

Холмс продолжал. Это руки даже через ткань брюк были обжигающими. Каждое касание вызывало спазм удовольствия, и Ватсон отчаянно глотал стоны и смущенно отводил глаза. Если бы он этого не делал, он бы мог заметить по тому, как взмокли виски и участилось дыхание Холмса, что ему тоже не вполне удается совпадать с собой. Руки Холмса становились все настойчивее, а поглаживания все меньше напоминали массаж. Дыхание Ватсона сбилось, он ерзал под руками Холмса, подаваясь бедрами на встречу его рукам, пока очередной спазм не стал апофеозом наслаждения. Ватсон забился и облегченно откинулся назад. По светлым брюкам расплывалось пятно.

-Вот теперь, кажется все, - удовлетворенно заметил Холмс. Это голос прозвучал чуть более хрипло, чем обычно. Он укрыл Ватсона пледом. – Вам надо поспать, что бы лекарство подействовало как следует.

URL
2010-03-20 в 21:34 

- Спасибо, - сонно пробормотал Ватсон, отворачиваясь лицом к спинке дивана. Хотя боль прошла, Ватсон чувствовал себя ужасно. Это все действие препарата, твердил он себе, он не мог быть… не мог быть таким … Это ведь болезнь! И Холмс! Что он подумает?! Терзаемый этими мыслями Ватсон провалился в сон.

Ватсон часто придавался воспоминаниям. Но доставал их из шкатулки своей памяти как драгоценности, любовно перебирал их, хранил от чужих взоров и прятал на место. Да, и что бы сказала достопочтенная публика, если бы узнала, что он любил Шерлока Холмса. Да, того самого гениального сыщика, заносчивого сноба, неряху и раздолбая.

Ватсон остановил кэб и расплатился. Погода стояла хорошая, и он решил прогуляться, поскольку с делами было на сегодня покончено. Ватсон окунулся в сутолоку людных улиц, вспоминая, как Холмс восторженно возносил хвалы Лондону, уверяя, что броуновским движением чумазых мальчишек, неопрятных торговок, разряженных леди и чопорных джентльменов управляют невидимые, не безукоризненные и неотвратимые законы логики. Каждое действие вызвано другим действием и каждое имеет последствие. Ватсон вспоминал, как Холмс, стремясь произвести на него впечатление, строил на основании незначительных фактов невероятные гипотезы и всегда оказывался правым. Жизнь рядом с Холмсом была восхитительным неконтролируемым хаосом, плотно переплетенным с риском и смертью, замешанном на крови, кокаине и пороке. Это заставляло ценить жизнь и те минуты затишья и покоя, которые удавалось украсть.

URL
2010-03-20 в 21:36 

Только вот расплата за эту кражу была непомерной. Ноги несли Ватсона дальше по лабиринту шумных улиц, он и сам не заметил, как очутился на Бэйкер Стрит. Так происходило всегда. С какой бы точки он не начал свои скитания, в конце концов, всегда оказывался здесь. Как всегда испытывая волнение, вызванное безумной надеждой, что в окне дома 221б будет гореть свет, Ватсон ускорил шаг. После с хватки с Мориарти минуло уже три года. Все это время Ватсон оплачивал квартиру на Бейкер Стрит. Вначале он делал это в надежде, что Холмс, тело которого так и не нашли, объявится. Ватсон проводил долгие ночные часы, сидя в кресле у камина с бокалом хереса. Не отдавая себе отчета, он вслушивался в ночную тишину в надежде услышать энергичную легкую поступь Холмса. Ватсон так отчаянно хотел этого, что иногда почти видел, как сыщик входит в комнату, небрежным движением скидывает плащ, ерошит волосы, наливает бокал и садится у камина: «Простите мне моё долгое отсутствие, дорогой друг, но мне необходимо было разобраться с шайкой Мориарти! А это лучше было сделать, когда меня считали мертвым и не ожидали удара. Сейчас я вам всё расскажу!» Но второе кресло всегда оставалось свободным. Потом, спустя месяцы, Ватсон стал ловить неловкие соболезнующие взгляды миссис Хадсон и Мэри. Однажды миссис Хадсон учтиво спросила, не желает ли доктор забрать кое-что из вещей мистера Холмса себе, остальными же распорядится по своему усмотрению. Ватсон пошатнулся и замер. Он явственно чувствовал, как в груди проворачивается нож. Миссис Хадсон сбивчиво начала оправдываться, тем, что у доктора теперь семья и раз уж всем понятно, что мистер Холмс больше не объявится, то незачем доктору платить ренту. Нужно только освободить апартаменты, чтобы она могла их сдать. Вся эта взволнованная тирада, произнесенная из самых добрых побуждений, разбилась о монолитную скалу молчания.

URL
2010-03-20 в 21:37 

Миссис Хадсон неловко переминалась с ноги на ногу и совсем уж робко добавила, что если доктору Ватсону будет угодно, то он может взять какие-то вещи мистера Холмса прямо сегодня, а она возьмет на себя заботу обо всем остальном. Ватсон развернулся, и не нарушая молчания, невозмутимо прошествовал наверх. Только за закрытыми дверьми, дав волю, обуревавшим его горю и отчаянию, он медленно сполз вниз по двери. Забрать вещи Холмса?.. Его взгляд блуждал по захламленной комнате. Надо взять трубку. Да, трубку. И, само собой, скрипку. И любимый холмсов халат, только трогать его страшно, того и гляди рассыплется облачком бордовой трухи, до того уж он изношен. Холмс будет в ярости. Холмс?.. Ватсон не выдержал и разрыдался, чего он не делал уже лет 30. Только слезы были не такие как в детстве. Они не приносили ни облегчения, ни успокоения. От сухих беззвучных рыданий драло горло, сотрясалась грудь, и невыносимо жгло глаза. Сколько он так просидел, Ватсон не знал, только, когда очнулся он этой горячки, было уже темно. Так и не взяв ни единой вещи, Ватсон в молчании спустился вниз, так же молча, положил перед миссис Хадсон плату за полгода вперед. Он оглянулся только у двери, чтобы попросить миссис Хадсон никому не распространяться о том, что он оставил квартиру за собой. Добрая женщина без лишних слов проняла, что под «никому» подразумевается миссис Ватсон. Пробормотав что-то про вроде «БедныймистерВатсонсовсемголовуотгоряпотерял» она спрятала деньги на кухне в банке с овсянкой. Больше она к этому разговору не возвращалась. Ватсон же раз в полгода вносил очередную плату. Мэри он объяснял бреши в семейном бюджете крупными проигрышами в карты.

URL
2010-03-20 в 21:38 

Ватсон размеренно шагал по улице, иррационального желания прибавить шагу уже давно не возникало. Впереди показался дом 221b. Ватсон приходил сюда часто. Это место было пуповиной, связывающей его прежнюю и нынешнюю жизни. Только вот он никак не мог набраться храбрости и перерезать ее, хотя и понимал, что это необходимо. В той жизни он жил, любил и страдал, а в этой лишь механически выполнял ежедневные ритуалы, не находя радости ни в вине, ни в женщинах, ни, даже в азарте. Он медленно поднялся по лестнице, предвкушая, что сейчас окажется в комнате пропитанной запахом табака, пыли и старых книг. Дверь чуть скрипнула, и Ватсон оказался в обители мирового хаоса. Он рассеянным взглядом обвел комнату, скользнул по стопкам книг, громоздящихся у стен, камину и письменному столу. Возле стола стоял, улыбаясь ему, Шерлок Холмс. Ватсон замер и несколько секунд смотрел на него в немом изумлении. Все предметы в комнате приобрели какую-то сверхъестественную яркость и четкость, а потом в глазах у него все поплыло. В сознание Ватсона привел обжигающий огонь коньяка в глотке. Он закашлялся и вскочил с пола. Галстук был ослаблен, рубашка расстегнута, а голова еще секунду назад покоилась на коленях Холмса.

-Дорогой мой Ватсон, - сказал призрак хорошо знакомым голосом, - приношу тысячу извинений. Я никак не предполагал, что это так подействует на вас.

Ватсон не в силах уверовать, попятился. В голове его бешено галопировали мысли о белой горячке, спиритизме и шизофрении. Побеждала последняя. Он зачем-то принялся приводить в порядок галстук и рубашку.

Холмс саркастически рассмеялся:

-Не волнуйтесь так, мой дорогой друг! Я не напоил вас до беспамятства и не воспользовался ситуацией!
Почему-то именно эта скабрезная шуточка (а у Холмса их был целый арсенал) вывела Ватсона из оцепенения.

URL
2010-03-20 в 21:39 

-Холмс! – вскричал он. – Вы ли это? Не ужели вы в самом деле живы? Возможно, ли это что вы уцелели в пропасти? – Сердце паровым молотом грохотало в груди и грозило вот-вот разорваться. Ватсона охватило такое смятение, что он даже под ружейным прицелом не смог бы сказать, что сейчас чувствует: безумная радость, растерянность, ошеломление, эйфория – все охватило его разом. Будто он был похоронен заживо три долгих года, но вот каменную крышку саркофага сдвинули и он сделан первый глоток ароматного воздуха и дневной свет ожег его привыкшие ко тьме глаза. В одно мгновение он получил высочайшую индульгенцию и был освобожден из своей маленькой персональной преисподней.

-Сколько вопросов и все разом, Ватсон! – Холмс рассмеялся как-то совсем по-мальчишески, будто был очень доволен шуткой, которую провернул над приятелями по дворовым забавам.- Да, это действительно я, а не мой бесплотный дух! А в пропасти я никогда не был! Я отправил туда нашего дорогого профессора, и тут мне в голову пришла замечательная мысль. Я инсценировал свою смерть. Специально оставил на обрыве такие следы, чтобы даже молодчики Лестрейда не смогли истолковать их двояко. Таким образом, мне представился шанс собрать все необходимые улики и разделаться с шайкой Мориарти раз и навсегда!

Ватсон все еще недоверчиво качал головой. Он столько раз рисовал в своем мозгу эту картину, что увидев это в реальности, не мог поверить. Три года.

-Холмс, где вы были так долго, черт вас побери?!

-О, это долгая история! Вы уверены, что уже в состоянии вести беседу? Мое через чур эффектное появление слишком сильно взволновало вас.
-Я так долго этого ждал, Холмс, что предпочел бы выслушать вас, находясь на смертном одре, а не исповедоваться священнику!

URL
2010-03-20 в 21:41 

-Раз так, дорогой друг присядем! – Холмс любезно указал Ватсону на кресла у камина. Ни дать не взять любезный хозяин принимает гостя в очередной еженедельный визит.

Ватсон послушно уселся, не сводя пристального взгляда с Холмса. Холмс и раньше был сухощав, но теперь его худоба приобрела болезненный оттенок. Карие глаза, обведенные густыми тенями, лихорадочно блестели. Мертвенная бледность лица свидетельствовала, что образ жизни, который он вел в последнее время, был не слишком полезен для его здоровья. Кокаин и морфин в больших дозах - поставил диагноз Ватсон.
- Как приятно, Ватсон, на конец, устроится в тепле и набить трубку отменного табака! – Холмс болтал, как ни в чем не бывало, его тонкие пальцы ловко манипулировали трубкой и лопаткой. Вот Холмс с наслаждением сделал первую затяжку, замер и прикрыл глаза и выпустил облачко ароматного дыма.

- Бесподобно,- он почти сладострастно потянулся. Казалось, обретение любимой трубки радовало его куда больше чем встреча со старым другом. И любовником. В Ватсоне, по мере того, как первый шок начал проходить, стал вскипать гнев.

Между тем Холмс начал рассказ.

- После схватки над Рейхебахским водопадом я затаился. На свободе остались два чрезвычайно опасных сподвижника Мориарти. Я знал о них достаточно, что бы представлять для них опасность и пробудить жгучее желание отправить меня на тот свет, но явно не достаточно, что бы я мог отправить их в тюрьму. В свете этих обстоятельств, возвращение в Лондон представлялось мне затеей сумасбродной до самоубийства. Я пересек Альпы и осел во Флоренции. Но нет, я не бездействовал! Я работал, собирал улики, сопоставлял факты, выстраивал безукоризненную цепь доказательств! Но моя деятельность, будь она слишком активной, несомненно, привлекла бы ненужное внимание. И мне приходилось то, появляться, наносить удар из-под тяжка, то исчезать. Поэтому два года я путешествовал по Тибету, посетил из любопытства Лхасу и провел несколько дней у далай-ламы.

URL
2010-03-20 в 21:42 

Затем я объехал всю Персию, заглянул в Мекку и побывал с коротким, но интересным визитом у халифа в Хартуме… Отчет об этом визите затем был предоставлен мною министерству иностранных дел. Вернувшись в Европу, я провел несколько месяцев во Франции, тогда до меня и дошел слух о том, что в Лондоне объявился один из моих заклятых врагов. И поскольку я был уже во всеоружии, я стал подумывать о возвращении домой. И вот сегодня утром я явился собственной персоной на Бейкер Стрит, вызвал сильнейший истерический припадок у милейшей миссис Хадсон. Скажите, бедняжка до сих пор сидит там, на кухне и повторяет «Сгинь нечистая сила»? Еще чего доброго провоняет всю квартиру ладаном. Я обнаружил квартиру и бумаги в точно таком состоянии, как оставил их три года назад, подозреваю, благодаря вашей любезности. И вот я устроился в своем любимом кресле и единственное, чего мне оставалось желать, это – чтобы мой старый друг Ватсон сидел рядом со мной в другом кресле, которое он так часто украшал своей особой!

-В общем, вы не скучали, - желчно прокомментировал Ватсон. – Собственно вам, мой ДОРОГОЙ ДРУГ, - в эти слова Ватсон вложил убийственную дозу яда, - похоже, было так весело, что даже не нашлось свободной минутки, черкнуть пару строк в память о нашей ДОРОГОЙ ДРУЖБЕ! – Ватсон был уже не в силах контролировать злость и вскочил.
Холмс в притворном смирении опустил глаза.

URL
2010-03-20 в 21:45 

- Так было необходимо для дела. Я посвятил в тайну только одного человека - Майкрофта, потому что нуждался в деньгах для моего предприятия. Приношу тысячу извинений, дорогой Ватсон, но мне было крайне важно, чтобы меня считали умершим, а вам никогда не удалось бы написать такое убедительное сообщение о моей трагической смерти, не будь вы сами уверены в том, что это правда. Я был уверен, что за вами следили, и поэтому каждый раз как я порывался написать вам – удерживался и откладывал перо, опасаясь, как бы ваша привязанность ко мне не выдала вас с головой, - Холмс тоже встал.

Ватсон чувствовал, как ярость и боль переполняют его. Он ожидал всякого: найти Холмса искалеченным и больным, нежелающим становиться для него обузой, пораженным амнезией, плененным остатками шайки Мориарти. Но предательства он не ожидал. Как можно было ждать что человек, которого он любил, с такой легкостью подпишет ему смертный приговор, обречет на ад медленного умирания от тоски, ради каких-то там мифических соображений о пользе дела?!! Разве, он, Ватсон, не доказывал раз за разом свою надежность и преданность?!! Разве хоть раз подвел в минуту опасности?!!

Ватсон так сильно стиснул кулаки, что на ладонях наверняка останутся кровавые полумесяцы.
-Холмс…- голос глухой как рычание раненого зверя. – Холмс, как вы могли? – Одним сильным движением Ватсон сватает Холмса за грудки и притягивает к себе. Ветхая ткань рубашки протестующее трещит. Он взглянул Холмсу в глаза. Из глаз Холмса на него взглянула темная бездна страдания. Уже нет бравады и притворства, только неприкрытая боль.

URL
2010-03-20 в 21:46 

- Я думал, дорогой мой Ватсон, вы достаточно ясно дали мне понять, что не желаете моего присутствия в вашей жизни. Вам в тягость были наши отношения, вы боялись огласки и сбежали к Мэри при первой удобной возможности. Была бы на ее месте какая-нибудь Джейн или Салли, сбежали бы к ней. Я думал, что зря не упал в пропасть, пока смотрел в глаза, летящему туда Мориарти. Так было бы гораздо проще. И тогда мне в голову пришла гениальная в своей простоте идея – я не избавился от своей жизни, то, по крайней мере, мог избавить вас от себя. И еще я хотел попробовать забыть вас Ватсон.

- Получилось? – злой свистящий шепот.

- Нет. Потому и вернулся, - Холмс просто стоял, отдавшись во власть Ватсона, без страха, без надежды. Боль выжигает бушу как кислота. Что может быль хуже, чем быль отвергнутым любимым. Уж точно не смерть. Возможно, трусость, которая мешает расстаться с жизнью и длит земные страдания измученной души.

Откровения Холмса всколыхнули в Ватсоне бурю чувств. Желание обнять его прижать к себе, стиснуть до хруста тонкие косточки, покрыть поцелуями бледное осунувшееся лицо, боролось в нем с желанием причинить боль, разбить в кровь красиво очерченные губы, растоптать тонкие пальцы, заставить просить о пощаде, отплатить той же монетой за все страдания которые причинил ему Холмс. В этом был весь господин великий сыщик! Если он считал, что так будет «лучше для дела», он, не задумываясь, приносил в жертву чувства других людей. Ватсон стоял, раздираемый страстями и не мог сделать шага ни влево, ни вправо. Поэтому он сделал шаг назад и бежал. Ватсон никогда не бежал не войне под свистом вражеских пуль, но позорно обратился в бегство сейчас. Он боялся простить и боялся причинить боль.

URL
2010-03-20 в 22:02 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
ооо ) я еще не читал, но рад, что написано )))
ща приеду домой и почитаааю )))

не заказчик

2010-03-21 в 00:14 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
Как захватывающе!
Еще еще еще!!!

2010-03-21 в 14:33 

любитель щеночков и их пинателей
О дааа!!
Это охренительно прекрасно))
было бы очень здорово, если бы вы продолжили писать дальше и дописали бы до какого-нибудь логического конца)))

2010-03-21 в 20:50 

gdgdminnie Да, прода будет:)))
Это еще только середина где-то... Или первая треть. Выложу, когда допишу поболее.
Автор.

URL
2010-03-22 в 14:03 

События не совсем по канону, но переживания героев получились именно такими как я хотела. Спасибо :red:
Заказчик.

URL
2010-03-22 в 16:11 

Да, я и сама понимаю, что канон извратила:shuffle: Сорри...
Писала как писалось
Агрессивный секс, связывание. еще будут)))
Автор

URL
2010-03-22 в 16:42 

Агрессивный секс, связывание. еще будут)))
Пускай только попробуют не быть :alles:

URL
2010-03-23 в 00:19 

Автор, начало интригующее. Жду связывания и секаса:sunny:

URL
   

Sherlock!Kink

главная