00:04 

2.22. Ватсон/Холмс, NC-17, Возвращение в 1894 году. Агрессивный секс, связывание.

Sherlock!kink
Ватсон/Холмс, NC-17
Возвращение в 1894 году. Агрессивный секс, связывание.
Холмс и Ватсон раньше были вместе, но Шерлок невыносим в быту и Ватсон просто сбегает от него за юбку Мэри. Флешбэки, POV доктора с тяжкими раздумьями "быть или не быть" ("связываться или не связываться") приветствуются.
Но мы-то с вами знаем, что всё таки связался :-D

@темы: Dr. John Watson, Sherlock Holmes, ШХ/ДВ, второй раунд

URL
Комментарии
2010-03-08 в 17:01 

Хм... Уважаемый заказчик, а 1894 - это какая-то знаменательная дата? С которой связано что-то ОЧЕНЬ важное, о чем я не знаю? Сомнения терзают...

URL
2010-03-08 в 17:11 

1891-1894 - годы отшельничества Холмса после схватки с Мориарти
Собственно, 1894 - возвращение Холмса

URL
2010-03-08 в 18:23 

А! Незабвенный Конан-Дойл! Понятно! Спасибо:smiletxt:

URL
2010-03-08 в 20:47 

Можно исчо одно уточнение? Не помню точный ход событий в оригинале...
Эти три года Холмс считался безвести пропавшим/погибшим, не так ли?

URL
2010-03-08 в 22:46 

Считался погибшим. (После схватки с профессором Мориарти, Холмс пропадает без вести. Уотсон (и вместе с ним практически вся общественность) уверен в гибели Холмса.)
это с wiki.
Если судить по нашим авторам (фиков), Уотсон мог знать, что Холмс жив, а мог и не знать. Если по Дойлу, то точно не знал и при возвращении ШХ упал в обморок.

URL
2010-03-20 в 21:18 

Доктор Джон Ватсон пристально изучает себя в зеркале. Безупречно отглаженная светло-лазурная сорочка, идеально повязанный темно-сапфировый галстук. Костюм безукоризнен. Как все и все остальное в его жизни. Практика идет в гору. Он женат на чудесной добропорядочной девушке. Вместе они составляют очень респектабельную пару. Его жизнь как поезд движется согласно раз и навсегда установленному расписанию и единственным возможным раз и навсегда установленным маршрутом. Последние три года не оставили на нем видимых отметин. Взгляд льдисто-голубых глаз столь же пронзителен, в темно-каштановых волосах по-прежнему нет седины. Ватсон удивлен этому, но не очень. Внутри следов предостаточно. Каждая мысль о, мать его, великом сыщике Шерлоке Холмсе, наверняка оставляла рубец на душе. А мыслей этих было много. Очень много. Ватсон выходит из дома, по пути рассеянно целует Мэри в щеку. Взгляда с лёгкой укоризной он не замечает. Как всегда.

Он едет в предместье Лондона навестить пациента, которому ранее прописан покой и солнечные ванны. Мистер Чендлер ничем не болен, но его невротический характер приносит Ватсону стабильный доход. По пути он вспоминает другую поездку.

Лондон 1891 года принял Ватсона в свои жадные порочные объятия. Если Вавилон был великой блудницей, то Лондон заслуживал от силы звания потасканной портовой шлюхи, которая за толстым слоем румян и белил силится скрыть годы дешевого вина и давешние побои сутенера. Шумная толчея порта, разношерстая толпа нищих и джентльменов, куртизанок и леди, полисменов и проходимцев. Запах угольной гари и печеных яблок, нечистот и дорогих эссенций. Ватсон вдохнул полной грудью. После нескольких лет проведенных в Индии, Лондон кружил голову как дешевое крепкое пойло из кабака на окраине.

URL
2010-03-20 в 21:21 

Предстояло много хлопот. Неплохо было бы найти квартиру. Не дорогую, но в достаточно приличном районе. Возможно с компаньоном, по крайней мере, пока его практика не встанет на ноги, а с его репутацией врача это непременно будет так. Ватсон не сомневался. И еще неплохо было бы нанять симпатичную горничную, в меру смышленую, что бы можно было приласкать на кухне и иногда приятно скоротать вечерок. Ватсон улыбнулся своим мыслям. Он ловко маневрировал в толпе и вскоре вышел на оживленную улицу.

Сверившись с адресом, Ватсон постучал. Через минуту дверь неспешно отворила чопорного вида женщина средних лет. Ватсон обворожительно улыбнулся. Он был прекрасно осведомлен о силе своего обаяния и не преминул им воспользоваться в очередной раз.

-Миссис Хадсон? Мне сообщили, что вы сдаете комнату. Меня зовут Джон Ватсон, я врач.- Ватсон учтиво приподнял котелок.

Миссис Хадсон заметно оживилась. Молодой джентльмен производил хорошее впечатление, а его добротный костюм говорил также о достатке.

- Мистер Ватсон, очень рада! Проходите же! Апартаменты восхитительны! Вы можете осмотреть их прямо сейчас! Полная меблировка, печное отопление, большие окна, - воодушевленно расхваливала она, принимая пальто Ватсона.- У нас очень респектабельный район! Здесь тихо….

И тут раздался пронзительный заунывный вой. Миссис Хадсон, прерванная на полуслове, затравленно посмотрела наверх. Ватсон, чрезвычайно удивленный, проследил за взглядом домоправительницы. Наверх вела массивная деревянная лестница, верхние ее ступени терялись в полумраке. Жуткий вой поднялся еще на полактавы, затем пошёл на убыль.

-Что это?- почти шепотом заворожено спросил Ватсон.

URL
2010-03-20 в 21:23 

-Мистер Холмс изволит музицировать, - с каменным лицом произнесла миссис Хадсон.

-Оо… Мистер Холмс музыкант?- Ватсон внутренне содрогнулся, когда представил, как этот горе музыкант терзает почтенную публику.
-Нет, он частный сыщик, - сквозь зубы ответила миссис Хадсон.

-Правда?- оживился Ватсон. Он уже представил, как он небрежно упомянет в клубе «Мой компаньон, сыщик, ведет дело графини Н. Да-да, той самой!»- Чрезвычайно интересно!

Миссис Хадсон поняла, что кандидата в постояльцы вой не смущает и заметно приободрилась

-О, мистер Холмс величайший сыщик современности! К его услугам прибегает Скотленд-ярд и многие привилегированные лица! О его делах часто пишут в газетах!- миссис Хадсон умело подбрасывала дрова в топку любопытства доктора.

-Вот как!- Ватсон еще не отдавал себе отчета, но дело с наймом жилья уже было решено. В конце концов, соседство с «величайшим сыщиком современности», стоило небольшого дискомфорта из-за его музыкальных пристрастий.

Скоро Ватсону предстояло выяснить масштабы «небольшого» дискомфорта поточнее. Игра на скрипке, например, могла продолжаться часами. С двух часов ночи до четырех утра. И вещи. Единожды «одолженные» Холмсом, под предлогом, что у него «не осталось чистой рубашки», на веки вечные исчезали в недрах холмсовой берлоги. Вот в прочем, в «не осталось чистой рубашки» Ватсон охотно верил. Холмс имел весьма размытые представления о гигиене. Под страхом смертной казни Холмс не разрешал миссис Хадсон наводить порядок в комнате «Милочка, здесь не бардак, а организованный нелинейный порядок и ваш мозг устроен слишком примитивно, чтобы понять это!» А опыты над несчастным Глэдстоуном – «Во благо науки и прогресса!»?

URL
2010-03-20 в 21:24 

Ватсон задумчиво улыбнулся собственным мыслям.

Холмс был занозой и хамом. Безрассудным забиякой и задиристым мальчишкой, но вместе с тем он был самым отважным и честным человеком, из всех кого знал Ватсон. Постепенно Ватсон стал восхищаться им. Прочитав книгу, он предвкушал, как расскажет о ней Холмсу и они вволю поспорят о ее литературных достоинствах. То, что Холмс не утруждал себя чтением, ни в малейшей степени не мешало ему судить о литературе. Холмс видел все в ином свете и приоткрывал Ватсону дверь в совершенно иной мир. В этом мире были ночные погони и совместные походы в оперу, интриги и сидение вечерами у камина. Но главное там была настоящая дружба проникнутая, абсолютной уверенностью друг в друге. Еще никогда Ватсон не жил так полно и не чувствовал так свежо.

В Лондон пришёл октябрь, а вместе с ним промозглый холод и ледяной дождь. Лондон становился похож на черно-белую фотографию. Количество пациентов в такую погоду увеличивалось, как и количество клиентов городских моргов. Ватсон проклинал такую погоду. Если летом старое ранение в ногу практически его не беспокоило, то в сырую холодную погоду, боль буквально сводила его с ума. Он соскочил с подножки кэба и чуть пошатнулся от боли, пронзившей ногу. Сильно опираясь на трость, Ватсон преодолел тротуар и лестницу, наконец-то открыл дверь и с болезненным шипением прислонился к ней спиной. Теперь можно. Никто не увидит. Ватсон помассировал ноющую ногу, стремясь хоть как-то облегчить боль. И набраться сил, что бы преодолеть подъем наверх. Чертова лестница! Интересно, что скажет почтенная миссис Хадсон, если он устроится на ночь прямо в прихожей? Ватсон глубоко вздохнул, прислушиваясь к ощущениям в ноге. Кажется, немного отпустило. Если минуту назад боль напоминала свирепого трехглавого цербера, вырывающего из ноги куски мяса, то сейчас она была похожа всего лишь на раскаленный нож, всаженный глубоко в плоть. Уже вполне можно идти. Ватсон собрался с силами и оттолкнулся от двери.

URL
2010-03-20 в 21:26 

Тут раздались быстрые порывистые шаги. Холмс, как ни в чем не бывало, бодро закинул руку Ватсона себе за шею.

- Дорогой друг, вы как раз вовремя! Я закончил эксперименты с новым химическим составом!- Холмс практически тащил Ватсона на себе. Не смотря на худобу он был очень силен.

-Это который вонял тухлыми яйцами?- Ватсон в притворном ужасе закатил глаза. На самом деле он был благодарен Холмсу не только за помощь, но и за то, что тот делал вид, будто не замечает, в каком состоянии находится Ватсон. Его шутки могли быть бесцеремонными и иногда даже жестокими, но Холмс умел проявить деликатность, когда это действительно требовалось. И сейчас он щадил чувства Ватсона, которому так не хотелось признать свое поражение в неравной борьбе с болью.

- Нет, я уже давно закончил опыты с сероводородом. Это новый анестетик. - Тем временем Холмс свалил Ватсона на диван. – Не окажите ли мне услугу? Я уже испытывал его на себе, но для чистоты эксперимента требуется еще один доброволец.

- А где же Глэдстоун? – Ватсон нервно заозирался по сторонам.

- О! Он уже проверил его на себе! Проблема в том, что он не может рассказать об изменениях физического восприятия боли под действием препарата, таким образом, отважный Глэдстоун подтвердил только безопасность препарата для жизни!- Холмс воодушевленно бренчал склянками, а Ватсон лишенный даже возможности скрыться от него в кабинете, обреченно раздумывал над тем, не стоит ли ему, сперва написать завещание, а уж потом испытывать на себе препарат Холмса.

-Ватсон, вот у вас случайно голова сейчас не болит? Эта отвратительная погода всегда вызывает у меня мигрень!

URL
2010-03-20 в 21:27 

-Да…голова немного побаливает, - соврал Ватсон. Впрочем, это не было ложью как таковой. Это была часть игры под названием «Спасем самолюбие Джона Ватсона».

Холмс протянул ему стакан с мутной беловатой жидкостью. В прочем стакан тоже был далеко не кристальной чистоты.

-Пейте, Ватсон! И ваша…голова будет в порядке через 20 минут.

-Вы уверены, Холмс?- Ватсон недоверчиво принюхался к жидкости. В место ответа Холмс обхватил его за запястье и подтолкнул руку ко рту. Особого желания сопротивляться у Ватсона, измотанного болью, не возникло. Если он и отравится, то все к лучшему. Микстура обожгла горло, но почти сразу превратилась в приятное согревающее тепло. Ватсон откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, наслаждаясь тем как теплый клубящийся туман, струится по венам, смазывает контуры комнаты и отделяет его сознание от боли. Холмс тем временем пристроился рядом, аккуратно забрал у Ватсона трость и отставил в сторону, откинул подальше отсыревшее пальто.

-А как ваша нога, Ватсон? Не беспокоит?

- Нет. – решительно отрезал Ватсон.- Ну, если только не много… - уже не столь решительно. – Проклятый холод! – зло.

- Где болит? – участливо спросил Холмс и положил руку ему на бедро. – Здесь?

URL
2010-03-20 в 21:31 

- Выше, - Ватсон накрыл его руку своей и притянул к источнику боли в верхней части бедра. Сильные пальцы Холмса сжались, заставив Ватсона выгнуться и сморщиться от боли, но уже через несколько секунд сведенные спазмом мышцы расслабились, и Ватсон облегченно вздохнул. И вздрогнул. Но уже не от боли, а от ощущения горячих умелых рук Холмса массирующих и растирающих его ногу. Его это почему-то невыносимо смущало. Хотя, Ватсон сам был врачом, и, проводя осмотры, тоже касался пациентов, это было просто необходимые профессиональные действия. То же что сейчас делал для него Холмс. Только вот это будило в Ватсоне совсем другие ощущения. Мысли Ватсона неповоротливо ворочались в теплых волнах зелья. Он пытался придумать вескую и не вызывающую подозрений причину, что бы попросить Холмса прекратить. Тем временем руки Холмса продолжали сминать, растирать и поглаживать его бедро. Боль практически отступила. На смену ей пришел жар волнами разливающийся по телу и концентрирующийся в низу живота. Нехватало еще, чтобы Холмс увидел его реакцию на массаж. Ватсон беспокойно заерзал и попытался отстранить руки Холмса.

-Ватсон, мы, кажется, выявили побочное действие препарата! У вас эрекция, - голос Холмса прозвучал вполне бесстрастно.

Ватсон смущенно покосился вниз и понял, что его беспокойство по поводу того, что Холмс заметит его постыдную реакцию на массаж, явно запоздало. Только слепой бы не заметил возбужденный член, отчетливо проступающий под серой тканью брюк.

URL
2010-03-20 в 21:33 

-Хмм... Да, действительно… Спасибо, Холмс, мне уже гораздо лучше! Достаточно, - Ватсон был невыносимо рад, что Холмс счел это побочным эффектом лекарства. Он и сам охотно списал это помутнение рассудка на действие холмсова зелья. Это просто не могло быть реакцией на прикосновения Холмса. Это немыслимо. Недопустимо.

-Не совсем… Ваши мышцы все еще напряжены,- и рука Холмса, сжимая, скользнула по внутренней стороне бедра. Ватсон вздрогнул от накатившей волны жара. – Больно?- Холмс был само участие.

-Да, немного, - поспешно согласился Ватсон. Холмс продолжил разминать бедро, все чаще скользя по внутренней его части, сжимая все плотнее. Вторая его рука скользнула в опасной близости от паха. Ватсон с шумом втянул воздух и закусил губу.

-Здесь? – пальцы Холмса деловито скользнули так высоко, что это уже, принимая во внимания обстоятельства, было на грани приличий.
- Да… - сдавленно простонал, Ватсон, лишенный пути к отступлению.

Холмс продолжал. Это руки даже через ткань брюк были обжигающими. Каждое касание вызывало спазм удовольствия, и Ватсон отчаянно глотал стоны и смущенно отводил глаза. Если бы он этого не делал, он бы мог заметить по тому, как взмокли виски и участилось дыхание Холмса, что ему тоже не вполне удается совпадать с собой. Руки Холмса становились все настойчивее, а поглаживания все меньше напоминали массаж. Дыхание Ватсона сбилось, он ерзал под руками Холмса, подаваясь бедрами на встречу его рукам, пока очередной спазм не стал апофеозом наслаждения. Ватсон забился и облегченно откинулся назад. По светлым брюкам расплывалось пятно.

-Вот теперь, кажется все, - удовлетворенно заметил Холмс. Это голос прозвучал чуть более хрипло, чем обычно. Он укрыл Ватсона пледом. – Вам надо поспать, что бы лекарство подействовало как следует.

URL
2010-03-20 в 21:34 

- Спасибо, - сонно пробормотал Ватсон, отворачиваясь лицом к спинке дивана. Хотя боль прошла, Ватсон чувствовал себя ужасно. Это все действие препарата, твердил он себе, он не мог быть… не мог быть таким … Это ведь болезнь! И Холмс! Что он подумает?! Терзаемый этими мыслями Ватсон провалился в сон.

Ватсон часто придавался воспоминаниям. Но доставал их из шкатулки своей памяти как драгоценности, любовно перебирал их, хранил от чужих взоров и прятал на место. Да, и что бы сказала достопочтенная публика, если бы узнала, что он любил Шерлока Холмса. Да, того самого гениального сыщика, заносчивого сноба, неряху и раздолбая.

Ватсон остановил кэб и расплатился. Погода стояла хорошая, и он решил прогуляться, поскольку с делами было на сегодня покончено. Ватсон окунулся в сутолоку людных улиц, вспоминая, как Холмс восторженно возносил хвалы Лондону, уверяя, что броуновским движением чумазых мальчишек, неопрятных торговок, разряженных леди и чопорных джентльменов управляют невидимые, не безукоризненные и неотвратимые законы логики. Каждое действие вызвано другим действием и каждое имеет последствие. Ватсон вспоминал, как Холмс, стремясь произвести на него впечатление, строил на основании незначительных фактов невероятные гипотезы и всегда оказывался правым. Жизнь рядом с Холмсом была восхитительным неконтролируемым хаосом, плотно переплетенным с риском и смертью, замешанном на крови, кокаине и пороке. Это заставляло ценить жизнь и те минуты затишья и покоя, которые удавалось украсть.

URL
2010-03-20 в 21:36 

Только вот расплата за эту кражу была непомерной. Ноги несли Ватсона дальше по лабиринту шумных улиц, он и сам не заметил, как очутился на Бэйкер Стрит. Так происходило всегда. С какой бы точки он не начал свои скитания, в конце концов, всегда оказывался здесь. Как всегда испытывая волнение, вызванное безумной надеждой, что в окне дома 221б будет гореть свет, Ватсон ускорил шаг. После с хватки с Мориарти минуло уже три года. Все это время Ватсон оплачивал квартиру на Бейкер Стрит. Вначале он делал это в надежде, что Холмс, тело которого так и не нашли, объявится. Ватсон проводил долгие ночные часы, сидя в кресле у камина с бокалом хереса. Не отдавая себе отчета, он вслушивался в ночную тишину в надежде услышать энергичную легкую поступь Холмса. Ватсон так отчаянно хотел этого, что иногда почти видел, как сыщик входит в комнату, небрежным движением скидывает плащ, ерошит волосы, наливает бокал и садится у камина: «Простите мне моё долгое отсутствие, дорогой друг, но мне необходимо было разобраться с шайкой Мориарти! А это лучше было сделать, когда меня считали мертвым и не ожидали удара. Сейчас я вам всё расскажу!» Но второе кресло всегда оставалось свободным. Потом, спустя месяцы, Ватсон стал ловить неловкие соболезнующие взгляды миссис Хадсон и Мэри. Однажды миссис Хадсон учтиво спросила, не желает ли доктор забрать кое-что из вещей мистера Холмса себе, остальными же распорядится по своему усмотрению. Ватсон пошатнулся и замер. Он явственно чувствовал, как в груди проворачивается нож. Миссис Хадсон сбивчиво начала оправдываться, тем, что у доктора теперь семья и раз уж всем понятно, что мистер Холмс больше не объявится, то незачем доктору платить ренту. Нужно только освободить апартаменты, чтобы она могла их сдать. Вся эта взволнованная тирада, произнесенная из самых добрых побуждений, разбилась о монолитную скалу молчания.

URL
2010-03-20 в 21:37 

Миссис Хадсон неловко переминалась с ноги на ногу и совсем уж робко добавила, что если доктору Ватсону будет угодно, то он может взять какие-то вещи мистера Холмса прямо сегодня, а она возьмет на себя заботу обо всем остальном. Ватсон развернулся, и не нарушая молчания, невозмутимо прошествовал наверх. Только за закрытыми дверьми, дав волю, обуревавшим его горю и отчаянию, он медленно сполз вниз по двери. Забрать вещи Холмса?.. Его взгляд блуждал по захламленной комнате. Надо взять трубку. Да, трубку. И, само собой, скрипку. И любимый холмсов халат, только трогать его страшно, того и гляди рассыплется облачком бордовой трухи, до того уж он изношен. Холмс будет в ярости. Холмс?.. Ватсон не выдержал и разрыдался, чего он не делал уже лет 30. Только слезы были не такие как в детстве. Они не приносили ни облегчения, ни успокоения. От сухих беззвучных рыданий драло горло, сотрясалась грудь, и невыносимо жгло глаза. Сколько он так просидел, Ватсон не знал, только, когда очнулся он этой горячки, было уже темно. Так и не взяв ни единой вещи, Ватсон в молчании спустился вниз, так же молча, положил перед миссис Хадсон плату за полгода вперед. Он оглянулся только у двери, чтобы попросить миссис Хадсон никому не распространяться о том, что он оставил квартиру за собой. Добрая женщина без лишних слов проняла, что под «никому» подразумевается миссис Ватсон. Пробормотав что-то про вроде «БедныймистерВатсонсовсемголовуотгоряпотерял» она спрятала деньги на кухне в банке с овсянкой. Больше она к этому разговору не возвращалась. Ватсон же раз в полгода вносил очередную плату. Мэри он объяснял бреши в семейном бюджете крупными проигрышами в карты.

URL
2010-03-20 в 21:38 

Ватсон размеренно шагал по улице, иррационального желания прибавить шагу уже давно не возникало. Впереди показался дом 221b. Ватсон приходил сюда часто. Это место было пуповиной, связывающей его прежнюю и нынешнюю жизни. Только вот он никак не мог набраться храбрости и перерезать ее, хотя и понимал, что это необходимо. В той жизни он жил, любил и страдал, а в этой лишь механически выполнял ежедневные ритуалы, не находя радости ни в вине, ни в женщинах, ни, даже в азарте. Он медленно поднялся по лестнице, предвкушая, что сейчас окажется в комнате пропитанной запахом табака, пыли и старых книг. Дверь чуть скрипнула, и Ватсон оказался в обители мирового хаоса. Он рассеянным взглядом обвел комнату, скользнул по стопкам книг, громоздящихся у стен, камину и письменному столу. Возле стола стоял, улыбаясь ему, Шерлок Холмс. Ватсон замер и несколько секунд смотрел на него в немом изумлении. Все предметы в комнате приобрели какую-то сверхъестественную яркость и четкость, а потом в глазах у него все поплыло. В сознание Ватсона привел обжигающий огонь коньяка в глотке. Он закашлялся и вскочил с пола. Галстук был ослаблен, рубашка расстегнута, а голова еще секунду назад покоилась на коленях Холмса.

-Дорогой мой Ватсон, - сказал призрак хорошо знакомым голосом, - приношу тысячу извинений. Я никак не предполагал, что это так подействует на вас.

Ватсон не в силах уверовать, попятился. В голове его бешено галопировали мысли о белой горячке, спиритизме и шизофрении. Побеждала последняя. Он зачем-то принялся приводить в порядок галстук и рубашку.

Холмс саркастически рассмеялся:

-Не волнуйтесь так, мой дорогой друг! Я не напоил вас до беспамятства и не воспользовался ситуацией!
Почему-то именно эта скабрезная шуточка (а у Холмса их был целый арсенал) вывела Ватсона из оцепенения.

URL
2010-03-20 в 21:39 

-Холмс! – вскричал он. – Вы ли это? Не ужели вы в самом деле живы? Возможно, ли это что вы уцелели в пропасти? – Сердце паровым молотом грохотало в груди и грозило вот-вот разорваться. Ватсона охватило такое смятение, что он даже под ружейным прицелом не смог бы сказать, что сейчас чувствует: безумная радость, растерянность, ошеломление, эйфория – все охватило его разом. Будто он был похоронен заживо три долгих года, но вот каменную крышку саркофага сдвинули и он сделан первый глоток ароматного воздуха и дневной свет ожег его привыкшие ко тьме глаза. В одно мгновение он получил высочайшую индульгенцию и был освобожден из своей маленькой персональной преисподней.

-Сколько вопросов и все разом, Ватсон! – Холмс рассмеялся как-то совсем по-мальчишески, будто был очень доволен шуткой, которую провернул над приятелями по дворовым забавам.- Да, это действительно я, а не мой бесплотный дух! А в пропасти я никогда не был! Я отправил туда нашего дорогого профессора, и тут мне в голову пришла замечательная мысль. Я инсценировал свою смерть. Специально оставил на обрыве такие следы, чтобы даже молодчики Лестрейда не смогли истолковать их двояко. Таким образом, мне представился шанс собрать все необходимые улики и разделаться с шайкой Мориарти раз и навсегда!

Ватсон все еще недоверчиво качал головой. Он столько раз рисовал в своем мозгу эту картину, что увидев это в реальности, не мог поверить. Три года.

-Холмс, где вы были так долго, черт вас побери?!

-О, это долгая история! Вы уверены, что уже в состоянии вести беседу? Мое через чур эффектное появление слишком сильно взволновало вас.
-Я так долго этого ждал, Холмс, что предпочел бы выслушать вас, находясь на смертном одре, а не исповедоваться священнику!

URL
2010-03-20 в 21:41 

-Раз так, дорогой друг присядем! – Холмс любезно указал Ватсону на кресла у камина. Ни дать не взять любезный хозяин принимает гостя в очередной еженедельный визит.

Ватсон послушно уселся, не сводя пристального взгляда с Холмса. Холмс и раньше был сухощав, но теперь его худоба приобрела болезненный оттенок. Карие глаза, обведенные густыми тенями, лихорадочно блестели. Мертвенная бледность лица свидетельствовала, что образ жизни, который он вел в последнее время, был не слишком полезен для его здоровья. Кокаин и морфин в больших дозах - поставил диагноз Ватсон.
- Как приятно, Ватсон, на конец, устроится в тепле и набить трубку отменного табака! – Холмс болтал, как ни в чем не бывало, его тонкие пальцы ловко манипулировали трубкой и лопаткой. Вот Холмс с наслаждением сделал первую затяжку, замер и прикрыл глаза и выпустил облачко ароматного дыма.

- Бесподобно,- он почти сладострастно потянулся. Казалось, обретение любимой трубки радовало его куда больше чем встреча со старым другом. И любовником. В Ватсоне, по мере того, как первый шок начал проходить, стал вскипать гнев.

Между тем Холмс начал рассказ.

- После схватки над Рейхебахским водопадом я затаился. На свободе остались два чрезвычайно опасных сподвижника Мориарти. Я знал о них достаточно, что бы представлять для них опасность и пробудить жгучее желание отправить меня на тот свет, но явно не достаточно, что бы я мог отправить их в тюрьму. В свете этих обстоятельств, возвращение в Лондон представлялось мне затеей сумасбродной до самоубийства. Я пересек Альпы и осел во Флоренции. Но нет, я не бездействовал! Я работал, собирал улики, сопоставлял факты, выстраивал безукоризненную цепь доказательств! Но моя деятельность, будь она слишком активной, несомненно, привлекла бы ненужное внимание. И мне приходилось то, появляться, наносить удар из-под тяжка, то исчезать. Поэтому два года я путешествовал по Тибету, посетил из любопытства Лхасу и провел несколько дней у далай-ламы.

URL
2010-03-20 в 21:42 

Затем я объехал всю Персию, заглянул в Мекку и побывал с коротким, но интересным визитом у халифа в Хартуме… Отчет об этом визите затем был предоставлен мною министерству иностранных дел. Вернувшись в Европу, я провел несколько месяцев во Франции, тогда до меня и дошел слух о том, что в Лондоне объявился один из моих заклятых врагов. И поскольку я был уже во всеоружии, я стал подумывать о возвращении домой. И вот сегодня утром я явился собственной персоной на Бейкер Стрит, вызвал сильнейший истерический припадок у милейшей миссис Хадсон. Скажите, бедняжка до сих пор сидит там, на кухне и повторяет «Сгинь нечистая сила»? Еще чего доброго провоняет всю квартиру ладаном. Я обнаружил квартиру и бумаги в точно таком состоянии, как оставил их три года назад, подозреваю, благодаря вашей любезности. И вот я устроился в своем любимом кресле и единственное, чего мне оставалось желать, это – чтобы мой старый друг Ватсон сидел рядом со мной в другом кресле, которое он так часто украшал своей особой!

-В общем, вы не скучали, - желчно прокомментировал Ватсон. – Собственно вам, мой ДОРОГОЙ ДРУГ, - в эти слова Ватсон вложил убийственную дозу яда, - похоже, было так весело, что даже не нашлось свободной минутки, черкнуть пару строк в память о нашей ДОРОГОЙ ДРУЖБЕ! – Ватсон был уже не в силах контролировать злость и вскочил.
Холмс в притворном смирении опустил глаза.

URL
2010-03-20 в 21:45 

- Так было необходимо для дела. Я посвятил в тайну только одного человека - Майкрофта, потому что нуждался в деньгах для моего предприятия. Приношу тысячу извинений, дорогой Ватсон, но мне было крайне важно, чтобы меня считали умершим, а вам никогда не удалось бы написать такое убедительное сообщение о моей трагической смерти, не будь вы сами уверены в том, что это правда. Я был уверен, что за вами следили, и поэтому каждый раз как я порывался написать вам – удерживался и откладывал перо, опасаясь, как бы ваша привязанность ко мне не выдала вас с головой, - Холмс тоже встал.

Ватсон чувствовал, как ярость и боль переполняют его. Он ожидал всякого: найти Холмса искалеченным и больным, нежелающим становиться для него обузой, пораженным амнезией, плененным остатками шайки Мориарти. Но предательства он не ожидал. Как можно было ждать что человек, которого он любил, с такой легкостью подпишет ему смертный приговор, обречет на ад медленного умирания от тоски, ради каких-то там мифических соображений о пользе дела?!! Разве, он, Ватсон, не доказывал раз за разом свою надежность и преданность?!! Разве хоть раз подвел в минуту опасности?!!

Ватсон так сильно стиснул кулаки, что на ладонях наверняка останутся кровавые полумесяцы.
-Холмс…- голос глухой как рычание раненого зверя. – Холмс, как вы могли? – Одним сильным движением Ватсон сватает Холмса за грудки и притягивает к себе. Ветхая ткань рубашки протестующее трещит. Он взглянул Холмсу в глаза. Из глаз Холмса на него взглянула темная бездна страдания. Уже нет бравады и притворства, только неприкрытая боль.

URL
2010-03-20 в 21:46 

- Я думал, дорогой мой Ватсон, вы достаточно ясно дали мне понять, что не желаете моего присутствия в вашей жизни. Вам в тягость были наши отношения, вы боялись огласки и сбежали к Мэри при первой удобной возможности. Была бы на ее месте какая-нибудь Джейн или Салли, сбежали бы к ней. Я думал, что зря не упал в пропасть, пока смотрел в глаза, летящему туда Мориарти. Так было бы гораздо проще. И тогда мне в голову пришла гениальная в своей простоте идея – я не избавился от своей жизни, то, по крайней мере, мог избавить вас от себя. И еще я хотел попробовать забыть вас Ватсон.

- Получилось? – злой свистящий шепот.

- Нет. Потому и вернулся, - Холмс просто стоял, отдавшись во власть Ватсона, без страха, без надежды. Боль выжигает бушу как кислота. Что может быль хуже, чем быль отвергнутым любимым. Уж точно не смерть. Возможно, трусость, которая мешает расстаться с жизнью и длит земные страдания измученной души.

Откровения Холмса всколыхнули в Ватсоне бурю чувств. Желание обнять его прижать к себе, стиснуть до хруста тонкие косточки, покрыть поцелуями бледное осунувшееся лицо, боролось в нем с желанием причинить боль, разбить в кровь красиво очерченные губы, растоптать тонкие пальцы, заставить просить о пощаде, отплатить той же монетой за все страдания которые причинил ему Холмс. В этом был весь господин великий сыщик! Если он считал, что так будет «лучше для дела», он, не задумываясь, приносил в жертву чувства других людей. Ватсон стоял, раздираемый страстями и не мог сделать шага ни влево, ни вправо. Поэтому он сделал шаг назад и бежал. Ватсон никогда не бежал не войне под свистом вражеских пуль, но позорно обратился в бегство сейчас. Он боялся простить и боялся причинить боль.

URL
2010-03-20 в 22:02 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
ооо ) я еще не читал, но рад, что написано )))
ща приеду домой и почитаааю )))

не заказчик

2010-03-21 в 00:14 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
Как захватывающе!
Еще еще еще!!!

2010-03-21 в 14:33 

любитель щеночков и их пинателей
О дааа!!
Это охренительно прекрасно))
было бы очень здорово, если бы вы продолжили писать дальше и дописали бы до какого-нибудь логического конца)))

2010-03-21 в 20:50 

gdgdminnie Да, прода будет:)))
Это еще только середина где-то... Или первая треть. Выложу, когда допишу поболее.
Автор.

URL
2010-03-22 в 14:03 

События не совсем по канону, но переживания героев получились именно такими как я хотела. Спасибо :red:
Заказчик.

URL
2010-03-22 в 16:11 

Да, я и сама понимаю, что канон извратила:shuffle: Сорри...
Писала как писалось
Агрессивный секс, связывание. еще будут)))
Автор

URL
2010-03-22 в 16:42 

Агрессивный секс, связывание. еще будут)))
Пускай только попробуют не быть :alles:

URL
2010-03-23 в 00:19 

Автор, начало интригующее. Жду связывания и секаса:sunny:

URL
2010-03-24 в 17:33 

автор, вы читали сера Конан-Дойля? так убить сюжет "этюда" =__= такое чувство, что вы писали не про Шерлока Холмса и Джона Ватсона, а просто про своих ОСов, названых почему-то их именами =__= имхо, сначала лучше ознакомиться с первоисходником, а не творить преждевременно - только помотрев фильм и не зная про великий для читателей 1894
недовольный читатель

URL
2010-03-24 в 23:17 

вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
автор, пишите дальше, просто невероятная драма получилась.

2010-03-24 в 23:46 

грибовь
Очень нравится. предвкушаю развитие. *__*

2010-03-25 в 11:08 

Автор, не заморачивайтесь недовольным, пишите дальше! прекрасно получается!

URL
2010-03-25 в 18:21 

Sanny Rainy
Ох,еще не читала, но по отдельным кускам текста уже поняла,что мне понравится)))

2010-03-28 в 18:25 

Дорогой Автор, огромное вам спасибо-))) В первую очередь, конечно, за замечательнейшую и свежайшую сцену с обезболивающим-) Напомнило классические англоязычные романсовые фики, которые в ШХ фандоме встречаются крайне редко, что ни может не огорчать-))) Пишите, пожалуйста, дальше, а на недовольных читателей наплюйте-) в топку их! А, ну и лично я без связывания обойдусь спокойно-)

URL
2010-03-29 в 21:10 

А, ну и лично я без связывания обойдусь спокойно-)
Простите! :weep: Я вас разочарую - дальше рейтинг только высокий и очень высокий...
Вообще у автора прогрессирует авитаминоз и весенняя депрессия.
Холмс и Ватсон далее предстают не в лучшем свете, оба несколько сволочные.
В общем, готовьте тапки, сковородки и кирпичи...
Автор
PS Радует, что всегда можно не пнизнаваться, что это я написала :-D

URL
2010-03-29 в 21:13 

Ватсон вылетел из дома и опомнился только у себя в кабинете. Он не заметил ни того как зазвенели стекла, когда он хлопнул дверью, ни перепуганных домочадцев. Горничные, завидев бледное перекошенное лицо Ватсона, начали шептаться, что доктор, наконец-то пошёл стреляться. И правильно. Давно пора. Все равно это не жизнь.

Но Ватсон стреляться не собирался. Уж только не сейчас. Он метался по кабинету как зверь в клетке. Он пытался разобраться в обуревавших его чувствах. Но усмирить внутренних демонов, когда речь заходила о Шерлоке Холмсе, было не так-то просто. Сколько ночей потратил Ватсон, пытаясь понять, когда все пошло не так. Когда возвышенное и чистое чувство дружбы было запятнано мутью похоти и страсти. Ответа на этот вопрос он так и не нашел. Просто однажды, так давно, что это, кажется, было в прошлой жизни, он проснулся, уткнувшись губами в пропахший табаком затылок Холмса, прислушался к его тихому дыханию и понял, что в его жизнь пришла любовь. Только она была не в ярких перьях карнавала, юная и беспечная, а босая и хромая, с израненными острыми камнями ступнями. Такая любовь, несмеющая назвать себя по имени, была распята на паперти ханжеской общественной морали и привела бы их с Холмсом к бесславному концу где-нибудь на каторге в королевской тюрьме. Тогда Ватсон свел близкое знакомство с первым своим демоном – Страхом.

URL
2010-03-29 в 21:15 

Холмс вел себя неосмотрительно: позволял себе двусмысленные замечания и касания на публике, постоянно втягивал Ватсона в компрометирующие истории, и, совершенно не желал понимать, куда заведет их эта дорожка. Но и Ватсон не был безупречен. Отнюдь. Он терял всякий контроль над собой при виде, того как Холмс похотливо облизывает губы, одна мысль о его соблазнительных худых бедрах сводила его с ума. Сколько бы он не обладал им – все было мало. Демон Похоти был ненасытен.

Тогда Ватсон и решил, что пора начинать душеспасительный путь из бездны разврата к свету. Он сознательно стал ограничивать свое общение с Холмсом, а когда под руку подвернулась Мэри, он с радостью сбежал с ней под венец. Ватсон прекрасно сознавал, что заставляет Холмса проходить через пытки. Но разве так не всегда бывает, когда организм больного очищается от наркотиков? А эта порочная связь была наркотиком для них обоих. И не раз Ватсон срывался обратно в пропасть, уже дав себе зарок.

Ватсон последовал за Холмсом в очередную передрягу, прихватив «случайно забытый» пистолет. Всю неделю он старательно продумывал свои передвижения, что бы упаси боже не остаться с Холмсом наедине. Но тот его как всегда обставил. И вот они стоят в грязной подворотне, полисмены только что увели незадачливых злоумышленников, а монотонный октябрьский дождь уже скрыл их фигуры серой мглой.

-Вы уверены Ватсон? Вы уже все решили?- Холмс пытливо заглядывает Ватсону в глаза в надежде найти там хоть частицу сомнения. Но Ватсон не умолим.

-Так будет лучше для всех, - жестко припечатывает он.

Холмс не отступает. Он продолжает заглядывать Ватсону в глаза, его пальцы нервно теребят лацканы сюртука доктора.

-Прошу вас, Ватсон, вы делаете ошибку! К чему вам эта женитьба? Зачем вам связывать себя с человеком, который вас никогда не поймет, а если и поймет то не примет таким, как я принимаю вас?

URL
2010-03-29 в 21:16 

Ватсону больно было видеть как Холмс, с его болезненной гордостью, временами переходящую в настоящую гордыню, сейчас просил его. Нет, даже не просил. Умолял. Гордость сломлена. Достоинство забыто.

-Ватсон…

Ватсону становилось тошно от того, что это он довел Холмса до такого. Но это было не обходимо. Как врач он понимал, что для выздоровления приходится прописывать больному горькое лекарство. Этим лекарством в данном случае являлась свадьба с Мэри. Им с Холмсом необходимо было отдалиться друг от друга, и, дать возможность выветрится ядовитому дурману. Но, возможно, излишне резкие действия нанесут вред. Ватсон сглатывает болезненный комок в горле.

-Холмс, вы же понимаете, так не может больше продолжаться! Это приведет нас на каторгу! Это же грех, болезнь!- Ватсон понимает, что его слова не действуют на Холмса. Умоляющий взгляд карих глаз выворачивает душу на изнанку. Видеть это больше нет сил, и, Ватсон порывисто прижимается к губам Холмса своими, покрывает торопливыми сбивчивыми поцелуями и сдавлено шепчет ему в рот:

-Холмс… Холмс… Что мы делаем?.. Это… Это же безумие…

Холмс подается к нему всем телом, прижимается, трется, порывисто углубляет поцелуй, сплетая языки. Ватсону уже не хватает воздуха. Он не хочет выпускать ситуацию из-под контроля. Резко отстраняется и с силой разворачивает Холмса лицом к стене.

-Спустите брюки, - его голос раздается хриплым рычанием.

URL
2010-03-29 в 21:17 

Холмс стонет в предвкушении и послушно выполняет приказ. Он, опершись о стену, изгибается в пояснице и через плечо бросает на Ватсона просящий взгляд. Ватсон торопливо разбирается с собственными брюками. Он облизывает пальцы и быстро проталкивает их внутрь, проворачивает пару раз, затем приставляет головку к анусу и замирает. Вид доверчиво подставленной холмсовой задницы сводит его с ума. Холмс нетерпеливо ерзает и поджимает ягодицы. Ватсон теряет последний контроль и резко одним движением врывается внутрь. Глаза Холмса в шоке распахиваются. Ему сейчас ужасно больно. Ватсон понимает это, и, беззвучно одними губами шепчет: «Прости…» Нежность не поможет сейчас Холмсу. В таком состоянии единственный рецепт боль. Физическая боль может временно притупить боль душевную, дать разуму столь необходимую передышку. Ватсон двигается резкими толчками не жалея ни Холмса, ни себя. Холмс не стонет, только дышит прерывисто и пытается понять, что происходит. Он кидает на Ватсона косой взгляд, в нем нет ни упрека, ни обиды только удивление, и попытка понять, чем он такое заслужил. Ватсон не может этого видеть. Он с рыком хватает Холмса за загривок и прикладывает лицом к стене. Тот больше не пытается оглянуться. Просто покорно терпит пытку. Ватсон чувствует, что от возбуждения Холмса не осталось и следа. Он обхватывает член Холмса рукой и начинает взводить в том же диком ритме, в котором движется его член. Холмс сдавленно шипит, прикусив губу. Теперь ему уже не так больно как в начале и грубая ласка Ватсона немного компенсирует дискомфорт. Он начинает слегка подаваться на встречу. Ватсон удивлен. Все-таки Холмс невероятен – получать удовольствие от такого!

URL
2010-03-29 в 21:19 

Он слышит, как учащается дыхание Холмса, как все его тело напрягается в предвкушении и несколькими резкими глубокими толчками он доводит начатое до конца и чувствует влагу на пальцах. Ватсон подхватывает обессиленного Холмса, практически удерживая его на весу. Он тычется губами в затылок, легко целует мочку уха, и надеется, что Холмс не заметит этой украденной нежности. Ватсон приводит костюм в порядок. Холмс все еще стоит, сгорбившись и прислонясь к стене. Собирается с силами. Ватсон, как может, помогает ему с одеждой. И молча уходит, когда понимает, что еще секунда и его сердце не выдержит. Он прижмет Холмса к себе, согреет замерзшие руки своим дыханием, слизнет капли влаги с пушистых ресниц и попросит прощения. Нет. Кто-то из них должен быть тверд. Ради другого.

И Ватсон торопливо разворачивается и оставляет Холмса одного в подворотне. Он идет не оглядываясь. Оборачивается только раз, когда уже садится в кэб. Холмс одинокий и потерянный стоит посреди улицы под дождем.

Потом, по прошествии времени, Ватсон казнил себя за эту жестокость, за каждое грубое прикосновение, которое могло быть нежным. Но тогда это казалось правильным. Ватсон совсем не думал о том, как мало времени им отпущено. А между тем шел 1888 год, и зловещая тень Мориарти уже простерлась над Лондоном. И что же делать теперь? Простить Холмса? Вернуться к нему? И да здравствует Редингтонская тюрьма! Для вас, джентльмены, отличные сырые камеры с видом на каменоломню, сервис в номер, одноразовое питание: помои и тухлая вода на выбор. Ватсон видел, какими сгорбленными немощными стариками из нее выходили люди, попавшие туда в расцвете сил. Если вообще выходили. Вот Холмс, с его подорванным наркотиками здоровьем, мог и не выйти.

URL
2010-03-29 в 21:20 

Такой участи Ватсон не желал ни ему, ни себе. А Холмс, между тем совершенно не исправим. Он опять примется за старое. Станет при каждом удобном случае демонстрировать Мэри, что, он, Ватсон принадлежит ему. Желательно прилюдно. Посреди оперы. В перерыве между первым и вторым действием, когда из ложи спускается кто-нибудь из королевской семьи. Но на худой конец, сойдет и премьер министр в обществе послов.

После женитьбы стало только хуже. Холмс совсем забросил дела и искал забытья в кокаиновых загулах. И не только в них как выяснилось. Ватсон шел навестить Холмса. Он только что вернулся из медового месяца, и так скоро как позволяли приличия покинул свою молодую супругу и направился к Холмсу. Он прибывал в таком отвратительном расположении духа, какое только можно представить. Весь отпуск его не покидали тяжкие мысли о Холмсе. Временами он даже забывал, где находится и к реальности его возвращал деликатный голосок Мэри. Бедная девушка! Уж она точно в этом не виновата! Она заслуживает лучшего, и, Ватсон снедаемый чувством вины старался проявлять внимание как мог. Получалось плохо. От этого настроение ухудшалось еще больше. Переступая порог дома на Бейкер Стрит, Ватсон был полон самых дурных предчувствий. Его встретила тишина. Такая, как будто все обитатели нарочито делали вид, что их нет дома. Холмс испытал на себе очередной расширяющий сознание препарат и начал упражняться в стрельбе по горничным?

URL
2010-03-29 в 21:22 

Ватсон торопливо преодолел лестницу, открыл дверь и так и замер на пороге, узрев Холмса на четвереньках совокупляющимся с каким-то мальчишкой. Холмс извивался, подмахивал и совершенно похабно стонал. Ему, по всей видимости, было так хорошо, что он даже не сразу поднял на Ватсона взгляд пустых, затуманенных удовольствием глаз.

Ватсон был настолько оглушён яростью, что даже не мог заорать. Парнишка тем временем торопливо вскочил и, на ходу натягивая одежду, притормозил только у двери. Ватсон кинул на него испепеляющий взгляд.

-Двенадцать шиллингов, сэр, - этот поганец еще имел наглость напомнить о деньгах. Первым порывом Ватсона, было наотмашь врезать ему тростью, и он даже замахнулся, но сдержался, залез в карман и кинул ему монету:

-Вон, - тихо и зло прошипел Ватсон. Паренек кинулся наутек, не на шутку испуганный его оскалом.

Холмс тем временем встал и с видом, исполненным чувства собственного достоинства, принялся неторопливо одеваться.

-Спасибо за деньги. Я вам верну, - церемонно поблагодарил он.- В последнее время с работой было не густо, - Холмс аккуратно оправил рубашку и застегнул манжеты

- Не стоит благодарности! Вы, наверное, были слишком заняты, чтобы работать! – Ватсон едва сдерживался, чтобы не съездить Холмсу по физиономии. – Хотя, если уж на то пошло, то это он должен был заплатить вам!

-Что поделать, друг мой, вы сейчас семейный человек и вряд ли найдете время, что бы развлекать меня подобным образом, - Холмс, казалось, всецело сосредоточился на шейном платке.

- Так заведите себе жену, черт подери!- заорал Ватсон.

Холмс мечтательно улыбнулся куда-то в сторону:

- Вы же знаете, Ватсон, мне нужно совсем не это…

-Вам видимо нужно на каторгу, - Ватсон изо всех сил старался не переходить на крик, дабы не ставить в известность всю округу о культурном досуге Холмса.

-Вообще-то я думал, мы сегодня в оперу сходим, - Холмс одарил Ватсона обаятельной улыбкой.

URL
2010-03-29 в 21:23 

Ватсон так сильно сжал челюсти, что на скулах заходили жевалки. Он прекрасно понимал, что Холмс пытается вывести его из себя, заставить переступить черту. Ватсон столько раз ловил этот ликующий темный взгляд, когда заваливая его на пол и срывал одежду. Холмсу нравилось играть с огнем, он находил извращенное удовольствие в том, что бы быть избитым и подчиненным власти другого человека. Для этого он шёл на ринг. Для этого сейчас задирал Ватсона. Но у всего есть свои пределы. Как можно забыть о чести до такой степени?!! Ватсон схватил его за рубашку и со всей силы приложил о стену. Холмс не сопротивлялся, хотя у него должно быть искры из глаз посыпались. Ватсон заставил Холмса посмотреть, наконец, ему в глаза. То, что он увидел, моментально остудило его ярость. Там не было ни привычного вызова, ни сарказма, только усталость и тоска. Такой взгляд Ватсон видел на охоте у загнанных и затравленных волков, когда животные уже смирялись с поражением и неминуемой гибелью. Ватсон застыл пораженный пониманием того, что сам толкнул Холмса на это, заставив его поверить в то, что все кончено. И это было хуже всего. Но обратной дороги нет. Ватсон разжал кулаки и ушел, на прощанье, хлопнув дверью.

После этого Ватсон познал Отчаянье. Этот демон был самым ужасным из всех. Его голос заполнял собой тишину пустых коридоров и ночную тьму, твердил, что, что бы ни сделал Ватсон, все напрасно. Порок неистребим. Он пророс в них с Холмсом так глубоко, что его не вытравить и не выжечь, пустил корни в кость и дальше в самый спинной мозг. Неизлечимо. Можно вылечить симптомы. Можно не видеть Холмса. Страдать и исступленно твердить его имя в жарком предрассветном бреду, но исцелиться нельзя. Можно сбежать на край света, но не забыть затягивающий темный янтарь глаз и едва читаемое «О, Джон…» на выдохе. Возможен только летальный исход.

URL
2010-03-29 в 21:24 

Холмс проявлял редкостную изобретательность. Он манипулировал людьми, часто лгал и пользовался любыми способами, что бы удержать Ватсона, хотя тот и грозил страшной карой за посягательство на семейный очаг. На Холмса не действовало ничего: «Если бы она любила вас, дорогой мой Ватсон, она бы уже давно ушла!»

Но все это были просто милые причуды великого сыщика. Они блекли по сравнению с тем, что он позволил Ватсону три года провести в непрерывной агонии. Ватсон казнил себя всеми казнями египетскими, каждый день, думая о том, до чего он довел Холмса своими благими намереньями. Он не оставил ему ни гордости, ни чести, а под конец даже жизни. При первой возможности смотавшись из Мэйринга, поверив в такие неубедительные уверения Холмса о том, что все позади, он в решающий момент бросил друга один на один с Мориарти. И все что у него осталось от Холмса, это прощальное письмо, вложенное в серебряный портсигар и оставленное на выступе у водопада. Ватсон вытащил истертые до дыр пожелтевшие листки. Он перечитывал письмо так часто, что ему не было надобности разворачивать бумагу. Он помнил его наизусть.

URL
2010-03-29 в 21:25 

«Дорогой мой Ватсон!

Я пишу вам эти строки благодаря любезности мистера Мориарти, который ждет меня для окончательного разрешения вопросов, касающихся нас обоих. Он бегло обрисовал мне способы, с помощью которых ему удалось ускользнуть от английской полиции. Они только подтверждают мое высокое мнение о его выдающихся способностях. Мне приятно думать, что я могу избавить общество от дальнейших неудобств, связанных с его существованием, но боюсь, что это будет достигнуто ценой, которая огорчит моих друзей, и особенно вас, милый Ватсон. Впрочем, я уже говорил вам, что мой жизненный путь дошел до своей высшей точки, и я не мог бы желать для себя лучшего конца.

Передайте Лестрейду, что все бумаги, необходимые для разоблачения шайки, лежат у меня в столе в ящике под литерой «М».

Прошу вас так же передать мой сердечный привет миссис Ватсон.

Искренне преданный вам Шерлок Холмс»

Сейчас эти слова открылись Ватсону в совсем ином свете. Ватсон задумчиво рассматривал листки, покрытые ровными рядами строк. Почерк был так же разборчив и уверен, как если бы Холмс писал у себя в кабинете, а не готовился к последней схватке, прощаясь навсегда с другом. Раньше Ватсон списывал это на величайшее самообладание Холмса. Сейчас же он представил себе совсем другую картину. Холмс уже после схватки, разгоряченный и довольный, сочиняет это «последнее» послание, сидя на уступе в тишине и безопасности. Потому руки и не дрожали.
Ночь прошла в непристанных метаниях, и Ватсон не заметил, как за окнами забрезжил блеклый лондонский рассвет.

К жизни Ватсона вернул какой-то шум. В действительности совсем не громкий, но в воспаленном мозгу Ватсона он отдавался пушечной канонадой. Он застонал и с трудом принял сидячее положение. Голова грозила взорваться от боли. Ватсон попытался замереть и очень медленно вдохнул. События вчерашнего дня были как в тумане. Поездка в пригород. Бейкер Стрит. И Холмс. Холмс оказался жив!.. Ватсон дернулся и вдавлено выругался – боль пронзила виски штыками.

URL
2010-03-29 в 21:27 

-Вот возьмите, - Ватсон распахнул глаза – в кабинете он должен был быть один. Холмс заботливо протягивал ему чашку кофе.

Ватсон болезненно сморщился, ослепленный дневным светом. Он попытался взять чашку, но конечности его не слушались – сказывалась ночевка на жесткой кушетке. Холмс осторожно вручил ему чашку и помог донести ее до рта, придерживая пальцы Ватсона своими. Первый глоток крепчайшего кофе обжег язык и чуть прояснил голову. Ровно на столько что бы Ватсон смог говорить.

- Холмс, какого черта вы тут делаете?

-Ватсон ваш английский замок никуда не годится, - сыщик довольно улыбнулся и похлопал рукой по саквояжу с отмычками. – Я справился с ним за минуту, вернее за 47 секунд, если быть точным.

-Вообще-то когда люди запираются, предполагается, что они желают побыть одни и вешать для этого амбарный замок совсем не обязательно, - зло сверкнул глазами Ватсон. – Я имел в виду, за чем вы пришли?

URL
2010-03-29 в 21:59 

вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
боже. на одном дыхании.
автор, вы прекрасны:heart:

2010-03-29 в 22:07 

Ого, вы уже прочитали!
Надо было растягивать! Я же целую неделю карпела:)

URL
2010-03-29 в 22:17 

От сцены в подворотне просто дух захватило, уфф... Это было сильно, уважаемый Автор. :hlop:

PS «N демонов Эмили Роус Джона Ватсона» - так и просится на язык)

Читатель.

URL
2010-03-29 в 23:14 

вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
я не смог растянуть, это было так божественно))) простите)))
теперь еще неделю можно перечитывать и проникаться

2010-03-30 в 00:30 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
Оооо, я порекомендую это жене!
Мне понра )))
Еще-еще!

2010-03-30 в 02:11 

Вот это кусочек. Сильно написано!

URL
2010-03-30 в 16:50 

Продолжение радует ;-)
Замечательный кусочек.
Заказчик.

URL
2010-03-30 в 21:26 

Уф... Спасибо, что не ругаетесь, уважаемый Заказчик.
А то с каноном, я расправилась окончательно...
Автор

URL
2010-03-31 в 02:45 

Да, ладно. Мэри убить никогда не поздно. (мы же все равно знаем, что она умерла)
А кусочки действительно горячие.
(не заказчик)

Уважаемый автор, а может, когда вы фик допишите, вы его на www.diary.ru/~holmes2009/ выложите?
Просто, судя по отсутствию оформления и постов от модератора здесь не очень людно. И нового тура может не быть.
А вы и заказчик здесь, и вполне по окончании можете вскрыться и запостить фик для широкого круга читателей. (написано по такой то заявке)
По моему мнению, он того стоит.

URL
2010-03-31 в 02:48 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
по окончании можете вскрыться :lol::lol::lol:

2010-03-31 в 07:53 

Ага, я знаю, что Мэри умерла) Это так для пущего драматизма)

Уважаемый автор, а может, когда вы фик допишите, вы его на www.diary.ru/~holmes2009/ выложите?
Выложить, конечно, могу - я не жадная:D
Автор

URL
2010-04-18 в 11:26 

жуткий оос, хоть и красивые описания

URL
2010-04-20 в 15:12 

Это ведь не конец? (продолжение будет?)

URL
2010-05-10 в 23:15 

i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
автор, куда, куда вы удалились??? где дальше-то? боже мой! я никогда не читала ничего НАСТОЛЬКО удовлетворяющего все мои извращенские потребности!!! я скоро покой потеряю. допишите. чего бы вам этого не стоило! заклинаю вас

*что-то мне даже стиль ваш передался :gigi: короче ОЧЕНЬ ХОЧУ. готов платить деньги :beg::beg::beg:*

2010-05-14 в 21:57 

richie.
Эээ... Правда, не знаю, что сказать в свое оправдание:shuffle:, кроме как: я пишу! Полность готово страницы 3(коие являются детективом и наврядли могут удовлетворить даже самые скромные извращенческие потребности:), остальное в редакции,
чтобы не выкладывать как обычно я делаю десять изданий исправленных и дополненных...
Автор.

URL
2010-05-14 в 21:59 

i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
автор пожалуйста, ТОЛЬКО ПИШИТЕ
не бросайте! вы на пороге великого произведения! Я КЛЯНУСЬ!
а вы мне в умыл не раскроетесь? я вас хочу почитать!!!

2010-05-14 в 22:16 

Дорогой, милый автор! мы тут все уже отчаялись прочитать продолжение! :teeth: Не бросайте нас :weep:

URL
2010-05-14 в 22:40 

richie.
Это собственно всего второе мое произведение) первое дринк-гейм сдесь же выложено, на первом туре...
И я настолько ленива, что пока вообще не зарегистрировалась на дневниках. Это правда. Не смейтесь.
Автор
PS Пишу прямо сейчас.

URL
2010-05-14 в 23:59 

i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
ну как же так..где вас тогда искать, чтобы поклоняться?

2010-05-23 в 22:48 

ТАДА-ДА-ДАМ!!! Лучше поздно, чем никогда:) Прода!
Если вы имеете что-то против жестокого секса и связывания вам явно сюда НЕ НАДО!!! Я предупреждала!!!
Тоже самое про ОСС. Простите, но пишу как пишется. Если вам так уж дорог канон просто не читайте - поберегите нервы!
Уф... Вроде всех предупредила...
Автор.

URL
2010-05-23 в 22:50 

-Вообще-то когда люди запираются, предполагается, что они желают побыть одни и вешать для этого амбарный замок совсем не обязательно, - зло сверкнул глазами Ватсон. – Я имел в виду, за чем вы пришли?

- Очень просто, дорогой Ватсон, мне нужна ваша помощь в одном деле! Вчера вы так спешно покинули меня, что я даже не успел попросить вас об этой маленькой услуге. Я прошу вас сопровождать меня в одном чрезвычайно опасном предприятии. – Холмс помолчал немного и тихо добавил. - Так уж получилось, что вы Ватсон, единственный человек, которому я могу доверить свою жизнь. Если вы откажитесь, придется обращаться к Лестрейду, а тогда я точно труп!

Ватсон с приглушенным стоном потер виски:

- Холмс, вы вообще в своем уме?.. Вас не было три года, а потом вы являетесь ни с того, ни с сего и думаете, что я побегу за вами как шелудивая собачонка? И это еще не принимая во внимание то, как ловко вы меня одурачили, инсценировав собственную смерть! – слова болью отдавались в его голове. Ватсон мучительно зажмурился и потер виски.

Внезапно он ощутил прохладные пальцы Холмса поверх своих и замер как громом пораженный. Этого не было так давно. Ватсон страстно желал этого так долго. Он исступленно молил всемилостивого Бога об одном только прикосновении, взгляде, жесте. Как будто Богу во всем Его величии и славе было хоть какое-то дело до жалкого содомита. Ватсон помнил как много раз, завидев на улице человека, походкой или манерами, напоминавшего ему Холмса, он, в безумной надежде, кидался вперед, неловко припадая на хромую ногу и не обращая внимания на боль. Но в конце его всегда ждало разочарование. Обогнав незнакомца, он понимал, что обознался. Или хуже: если он хватал прохожего за рукав, за этим следовали неловкие объяснения и горьковатый привкус отчаяния во рту.

URL
2010-05-23 в 22:52 

Холмс между тем продолжал:

- Я вступил в схватку с опасным противником, Ватсон. Это остатки той очаровательной компании, главарь которой, покоится на дне Рейхенбахского водопада. Они напуганы моим возвращением в Лондон и попытаются сделать все, от них зависящее, что бы оно было не продолжительным и закончилось летально. Вам лучше, Ватсон?- Холмс без всякой паузы сменил тему. – Этой технике я научился в Шаолине. Она основана на стимуляции точек, которые расположены на теле человека.

Тем временем Холмс аккуратно массировал виски и лоб, зарывался пальцами в темные жесткие волосы и, каким-то не понятным образом изгонял боль из черепной коробки. Ватсон же сидел недвижим и даже дышал с трудом. Касания рук Холмса будили в нем уже почти забытые чувственные переживания. Как будто вся бессмысленность и бренность существования с прикосновением этих прохладных пальцев разом обрела смысл. Все его существо наполнял неудержимый трепет, ему хотелось зарыться лицом в прохладные ладони Холмса, поцеловать красивые длинные пальцы, лизнуть. От этой мысли его просило в дрожь.

- Вы поможете мне, Ватсон? – спросил Холмс очень тихо. И, помолчав, добавил. – Мне не хочется вас затруднять, но, боюсь, от этого зависит моя жизнь, если она вам еще хоть сколько-нибудь дорога…

Ватсон предпочел бы умереть, а не отвечать на этот вопрос. Как можно столь страстно желать кого-то, любить и жаждать отомстить и причинить боль одновременно?

- Нет, - одно единственное слово камнем рухнуло вниз.

URL
2010-05-23 в 22:54 

Ватсон открыл глаза только когда, дверь за Холмсом захлопнулась, и немедленно обнаружил аккуратно оставленные на столе пистолет и набор отмычек. Одно подле другого. Ватсон зарычал сквозь зубы. Холмс опять взялся за старое! Он торопливо схватил со стола «забытые» вещи и поспешил вдогонку за Холмсом, по пути прихватив трость и пальто. Когда Ватсон вышел на улицу, Холмс уже сворачивал за угол. Его походка была столь же легкой и стремительной как прежде. Ватсон и раньше едва ли поспевал за ним, если Холмс из уважения к другу не придерживал шаг, а сейчас ему приходилось практически бежать. Свернув за угол, Ватсон увидел, что Холмс уже садится в экипаж.

- Холмс! – окликнул Ватсон и еще прибавил шага. Холмс высунулся из кэба и жестом поторопил его. Кучер придержал лошадей, и Ватсон запрыгнул на ходу, убедившись, что никто не собирается останавливаться, дабы позволить ему выйти, он в сердцах швырнул саквояж с отмычками прямо в лицо Холмсу:

- Вот! Вы забыли!

Холмс даже не поморщился, казалось, он вообще не заметил грубости.

- Вы как всегда любезны, Ватсон, - Холмс обворожительно улыбнулся.

- Не стоит благодарности, - буркнул Ватсон. - А теперь остановите кэб, мне надо сойти.

- Мне очень жаль, но не получится, - все также любезно ответил Холмс. – Очень вероятно, что за нами следят, и, если вы сейчас выйдете, то подвергнетесь опасности.

URL
2010-05-23 в 22:55 

Ватсон зло глянул на Холмса и угрюмо вперился в окно. Экипаж следовал весьма странному маршруту: они, как казалось Ватсону, бессистемно сворачивали то направо, то налево, и вскоре доктор перестал понимать, где они находятся. Ватсон украдкой взглянул на Холмса. И, правда, все было как в старые добрые времена. Он сидел в кэбе с Холмсом, карман приятно оттягивал револьвер, а сердце, подстегиваемое адреналином, билось в ожидании необычайных событий. Холмс был угрюм и сосредоточен, как всегда, когда речь заходила о серьезном противнике. Брови нахмурены, а плотно сжатые губы то и дело искажала язвительная усмешка, не обещавшая ничего хорошего, тому на кого Холмс охотился. Ватсон еще не знал, какого дикого зверя им предстояло выследить в темных джунглях лондонского преступного мира, но по повадкам Холмса, которые он знал, как свои пять пальцев, он понял, что приключение обещает быть опасным. Ватсон поймал себя на том, что предвкушает отчаянную схватку, а его чувства обострены до предела. Он уже давно не ощущал такого возбуждения, и понял, что в первые за долгое время, чувствует себя по настоящему живым. С другой стороны, Ватсона раздирал гнев и обида на Холмса. Ведь тот явно и бесцеремонно манипулировал им, втянул в очередную передрягу, шутя перечеркнув последние три года. И видимо ждал того же от Ватсона.

Кучер остановился на углу Кавендиш-сквер. Выйдя из экипажа, Холмс внимательно осмотрелся по сторонам и потом продолжал оглядываться на каждом повороте, желая удостовериться, что никто не увязался следом. Они торопливо шли какой-то странной дорогой. Холмс всегда поражал Ватсона знанием лондонских закоулков, и сейчас он уверенно шагал через лабиринт каких-то конюшен и извозчичьих дворов, о существовании которых Ватсон даже не подозревал. Доктор хотел было уйти, но признать перед Холмсом, что он не знает дороги, было слишком унизительно. Так что Ватсон угрюмо сведя брови и обижено сопя следовал за сыщиком.

URL
2010-05-23 в 22:57 

Наконец они вышли на узкую улицу с двумя рядами старых мрачных домов, и она вывела их на Манчестер-стрит, а затем на Бланд-форт-стрит. Здесь Холмс быстро свернул в узкий тупичок, прошел через деревянную калитку в пустынный двор и открыл ключом заднюю дверь одного из домов. Как только они вошли, он тот час заперся изнутри.

Было совершенно темно, но это не мешало понять, что дом совершенно не обитаем. Голый пол скрипел и трещал под ногами, а на стенах висели клочья обоев. Ватсон замер, парализованный темнотой и тем чувством дезориентации, которое появляется, когда не видишь пола под ногами. Холодные тонкие пальцы Холмса сжали руку Ватсона, и он повел его по коридору. Скоро Ватсон различил прямоугольник двери чуть менее темный, чем тьма окружавшая их. За дверью находилась большая квадратная комната, совершенно темная по углам, но слегка освещенная в середине уличными огнями.

- Как вы думаете, где мы? – шепотом спросил Холмс.

Ватсон подошел к окну и выглянул на улицу через грязное стекло.

- На Бейкер-стрит, - ответил он и бросил на Холмса вопросительный взгляд.

- Совершенно верно, находимся в доме как раз напротив нашей прежней квартиры, - Холмс выделил слово «нашей» особой интонацией. Ватсон счел за лучшее не заметить этого.

- Но зачем мы сюда пришли, Холмс?

- Прежде всего, за тем, что от сюда открывается прекрасный вид на это живописное здание,- Ватсон терпеливо ждал дальнейших объяснений. Очевидно, со временем тяга сыщика к театральным эффектам не стала меньше. Холмсу по-прежнему было важно видеть в глазах окружающих немое восхищение его могучим интеллектом. Все равно, что для ребенка конфетка за хорошее поведение. Видя, что Ватсон не собирается подыгрывать и вытягивать из него подробности, Холмс продолжил сам.

– Ватсон, могу ли я попросить вас подойти к окну, только будьте осторожны, никто не должен вас видеть. Ну, а теперь взгляните на окна наших комнат, - Холмс отступил в сторону и с самодовольным видом ждал.

URL
2010-05-23 в 22:59 

Ватсон подозрительно глянул на детектива (в прочем старался он зря - в темноте этого все равно не было видно), шагнул к окну и не смог сдержать возглас изумления. Штора была опущена, комната ярко освещена, и тень человека, сидевшего в кресле, отчетливо выделялась на светлом фоне окна. Фигура, посадка головы и, даже, небрежно растрепанные волосы – все это не оставляло стороннему наблюдателю ни единого сомнения, что в комнате находится Холмс. Сам Ватсон не купился на это только потому, что знал – Холмс стоит в двух шагах от него.

- Ну? – Холмс даже не пытался скрыть переполнявшую его гордость.

- Просто невероятно, - прошептал Ватсон в изумлении.

- Господин Менье несколько дней лепил из воска эту фигуру. Все остальное устроил я сам, тайком пробравшись на Бейкер-стрит.

- Но зачем вам это все понадобилось?

- У меня были на то серьезные причины. Когда я не мог поле продолжать мои скитания и решил вернуться в Лондон, я ожидал, что меня ждут, но, право же не полагал, что внимание к моей скромной персоне будет столь пристальным! Помните тот ящик с документами, который вы по моей просьбе передали Лестрейду? Там находилась не вся информация. Кое-какие кусочки головоломки встали на место в последний момент, признаюсь, в этом есть и заслуга любезного мистера Мориарти. Перед схваткой он многое поведал мне, так как думал, что я унесу его тайны с собой на дно водопада. К счастью он ошибался. Так же я видел и теперь знаю в лицо многих его сподвижников. Таким образом, они одни знали, что я жив, - на этом месте Ватсон поморщился, - и обладаю весьма опасными для них тайнами. Они были уверены, что рано или поздно я вернусь на свою старую квартиру, которую вы любезно для меня сохранили и не переставали за ней следить. Благо я был осторожен и опознал на Бейкер-стрит их дозорного раньше, чем он заметил меня. Некоторое время у меня ушло на подготовку плана. И вот вчера я позволил им увидеть, что я «вернулся». Это как раз совпало со временем вашего визита ко мне.

URL
2010-05-23 в 23:01 

Ватсон слушал вначале с изумлением, но последние слова Холмса заставили его вздрогнуть. Каково же ему было узнать, что Холмс уже некоторое время был в городе, преспокойно занимался своими делами и даже не потрудился нанести ему визит вежливости. Неужели он думал, что Ватсон не сумеет совладать со своими чувствами и отправиться отплясывать на улицах Лондона с тимпанами, бубнами и ручной мартышкой в придачу, и тем самым выдаст его? Ватсон с усилием проглотил комок, неприятно вставший в горле, и постарался, что бы его голос звучал нормально.

- И каков же дальнейший план, Холмс?

- Сегодня, мой дорогой друг, самый опасный преступник в Лондоне вышел на охоту за моей головой, но он не подозревает, что мы охотимся на него! Он был правой рукой Мориарти и сейчас возглавляет остатки его банды, - Ватсон даже в темноте видел как возбужденно сияют глаза Холмса, его слегка нервную, но бесспорно не лишенную странного изящества жестикуляцию.

Постепенно план Холмса стал понятен Ватсону. Он не задал лишних вопросов, отчасти потому, что боялся не совладать с голосом, от части потому, что предприятие требовало соблюдение конспирации. В убежище наступила тишина, на сколько вообще может быть тихо в помещении, в котором находится Холмс. Он не шумел специально, но постоянно был чем-то занят: его тонкие пальцы ловко манипулировали шиллингом, или теребили латунные пуговицы сюртука, он постоянно возился или мерил шагами комнату. Ватсон вспомнил, как тяжело ему было привыкать к ПОЛНОЙ тишине комнат на Бейкер-стрит, после исчезновения Холма. Там как будто все умерло, будто кто-то откупорил пробку и выпустил наружу сам дух этих помещений, который непрестанно перемещал отдельные части хаоса.

URL
2010-05-23 в 23:02 

В таких невеселых размышлениях тянулось время для Ватсона. Холмс же был очень напряжен и не отрываясь следил за людским потоком на тротуаре. Ночь была холодная и ненастная, резкий ветер дул вдоль длинной улицы. Народу было много; почто все прохожие шли торопливой походкой, уткнув носы в воротники или кашне. Холмс и Ватсон стояли рядом в темноте, плечом к плечу, и внимательно вглядывались в фигуры прохожих, сновавших взад и вперед по улице. Лиловые сумерки сменились чернильной тьмой, но по-прежнему ничего не происходило. Ватсон почувствовал, как Холмс теряет терпение – он переминался с ноги на ногу или время от времени барабанил пальцами по стене. События разворачивались не совсем так, как он предполагал. Наконец, когда дело подошло к полуночи, и улица совсем опустела, он зашагал по комнате, уже не скрывая своего волнения. Ватсон не без некоторого самодовольства решил, что настало время для ехидных замечаний, но вместо этого замер в изумлении.

-Холмс, фигура шевельнулась!

Действительно, сейчас фигура была развернута к зрителям уже не в профиль, а спиной.

-Разумеется, она шевельнулась, - ответил Холмс с довольной улыбкой. – Милочка миссис Хадсон подползает к ней каждые пятнадцать минут и меняет ее положение. Не такой уж я болван, что бы посадить в комнате явное чучело и надеяться провести этим самых хитроумных мошенников в Европе!

- Подползает? – Ватсон недоверчиво приподнял брови, вспомнив толстый слой пыли, покрывавший все в комнате. – Вы никак разрешили миссис Хадсон сделать уборку?

Улыбка Холмса приобрела злорадный оттенок:

- Зачем?

URL
2010-05-23 в 23:04 

Внезапно он затаил дыхание и замер. Ватсон с удивлением воззрился на Холмса и тоже прислушался. До его слуха донесся едва различимый приглушенный звук из глубины дома, где они прятались. Открылась и закрылась входная дверь. Холмс жестом указал Ватсону на темный угол комнаты, и только они успели укрыться там, как раздались чьи-то крадущиеся шаги. В дверях комнаты появился темный силуэт. Человек замер, прислушиваясь, затем пригнулся и крадучись двинулся вперед. Он прошел всего в нескольких дюймах от сыщика и его компаньона, и было совершенно очевидно – не подозревал об их присутствии. В руке он держал нечто вроде трости и, дойдя до окна, положил ее на пол. Встав на колени, злоумышленник стал производить с ней какие-то непонятные манипуляции – в темноте отчетливо раздавались металлические щелчки и скрежет. Когда незнакомец поднялся с колен, в руках у него было некое подобие ружья с коротким неуклюжим прикладом. Он открыл его, вложил что-то внутрь и со щелчком закрыл. Затем он приложил ружье к плечу и прицелился – мишень была превосходная – темный силуэт на фоне светящегося окна. Лицо его осветила вспышка темного торжества. На мгновение он застыл, а вслед за этим раздался серебристый звон разбитого стекла. В тоже мгновение Холмс молниеносно кинулся ему на спину и повалил на пол. Но через секунду соотношение сил поменялось, и стрелок уже сжимал горло Холмса. Неизвестно чем бы это могло закончится, если бы не подоспел Ватсон и не оглушил бандита рукояткой револьвера по голове, отправив его в небытие.

- Холмс, какого черта вам пришло в голову погеройствовать и кидаться на него в рукопашную?!. – возмущенно прошипел Ватсон. – Я ведь принес вам револьвер!

- Я забыл его зарядить! – Холмс бесшабашно улыбнулся, на что Ватсон испустил мучительный стон и закатил глаза. – Кроме того перспектива получить какие-нибудь не слишком серьезные увечья и вас в качестве сиделки… хм… хотя бы в таком… очень меня привлекала.

- Даже не мечтайте! Уж лучше…

URL
2010-05-23 в 23:06 

Тут их перепалка была прервана топотом бегущих людей. В комнату ввалились полисмены в форме, и сними сыщик в штатском.

- Это вы, Лестрейд? – воззвал Холмс в темноту.

- Да, мистер Холмс. Мы все время были неподалеку. А вот вы…

Холмс нетерпеливо прервал инспектора на полу слове:

- Мне показалось, что вам не помешает наша скромная неофициальная помощь. Три нераскрытых убийства за один год – это многовато, даже для вас, Лестрейд. Но дело о тайне Молси вы вели не так уж… то есть я хотел сказать, что вы провели его не дурно…

Ватсон вопросительно изогнул бровь - раньше такой любезности за Холмсом не водилось.

- Я решил начать новую жизнь, - шепнул одними губами Холмс, заметив вопросительную гримасу Ватсона.

-Мистер Холмс, вы как обычно не придерживались согласованного плана! Вы должны были только…

В голове Ватсона начало проясняться после бури адреналина, вызванной схваткой. Плана? Очевидно, он, Ватсон, был единственным человеком в Лондоне, которого Холмс не удосужился поставить в известность о своем возвращении!..

Ноги принесли Ватсона в грязный дешевый кабак. Маргинального вида личности, ютившиеся по углам, одарили его подозрительными взглядами из-под лобья. Бармен, без особого энтузиазма мусоливший грязным полотенцем мутную пивную кружку, неприветливо глянул на доктора.

- Чего изволит джентльмен? – в его речи чувствовался такой густой привкус кокни, что хоть ножом режь.

- Виски. Неразбавленный. Бутылку, - Ватсон взгромоздился за стойку и мрачно уставился в покрытую темными пятнами и изрезанную столешницу. Он даже не думал о риске, которому подвергается, придя в подобное заверение, основными клиентами которого были преступники всех мастей, и, в основном, не самой высокой пробы. Его мысли были всецело поглощены Холмсом. Как он мог так заблуждаться на его счет?!. Как мог провести последние три года, оплакивая человека для которого ничего не значил?! Теперь Ватсон понял это с ужасающей отчетливостью.

URL
2010-05-23 в 23:07 

Холмс относился к жизни как к забавной игре. А люди в ней были маленькими черненькими фишками домино: поставь их на ребро одну за другой, потом толкни крайнюю и… Вуа-ля! Получится нужный рисунок! Ватсон, судя по всему, был для Холмса такой же фишкой. И даже не самой важной. Ватсон истязал себя намеренно – он растравливал и без того ноющую рану, стремясь довести боль до апофеоза, за которым будет черная тьма. Он представлял, как Холмс летал по городу, приятно возбужденный предстоящей опасной игрой, в то время как Ватсон готовился погрузиться в очередной день нежизни, выполнял бессмысленные и никому не нужные ритуалы: бритье (близость отточенного лезвия к сонной артерии невольно влекла греховные мысли, но семью самоубийцы ждет несмываемый позор – увы!), завтрак (он никогда не помнил, был ли кофе слишком горяч и что подали к столу), пациенты (череда лиц проходила перед ним как в тумане, совершенно не трогая, его своими страданиями подлинными или лицемерными). Ватсону порой казалось, что его окружают призраки, а иногда, что он сам тень своей прежней жизни, ибо как мир может продолжать свое неизменное существование, если его собственная вселенная взорвалась сотнями сияющих осколков.

Он опрокидывал стакан за стаканом, и муть боли, злости и обиды перебродившее в нем как плохое вино искали выхода наружу. Ватсон не помнил, как преодолел путь до Бейкер-стрит, как в темноте открыл замок и поднялся на верх. Холмс стоял к нему спиной и перебирал какие-то вещи на столе. Он оглянулся на звук знакомых шагов.

URL
2010-05-23 в 23:09 

- Ватсон, друг мой, рад, что вы заглянули на огонек! – детектив был само радушие. – Виски? – Тут Холмс уловил резкий запах спиртного, исходивший от Ватсона. – Хотя вам на сегодня похоже уже хватит. Ни то Мэри опять будет говорить, что я на вас плохо влияю.

Ватсон не отвечал. Он подошел ближе, глядя в лицо Холмсу: неправдоподобно большие для лица мужчины глаза, темные, цвета пьяной вишни, почти черные, угольные стрелки ресниц. Ватсон медленно поднял руку, будто хотел коснуться лица Холмса, но рука замерла в нескольких миллиметрах. Его ладонь была так близко от щеки Холмса, что он ощущал его тепло. Почти касаясь, пальцы Ватсона повторили четкую линию скулы то уха до подбородка, и оттуда к губам, как всегда чуть обветренным и пропахшим табаком. Ресницы Холмса затрепетали пойманными мотыльками, дыхание, хоть и сдерживаемое, рвалось короткими всплесками. Он чуть приблизил губы, коротким порхающим касанием задев пальцы, он слишком боялся спугнуть Ватсона. Ватсон зажмурился как от боли. Он не мог понять, почему дыхание так обжигает кожу и захлестывает его волнами жара, хотя он прекрасно знает, что это неправда, что Холмс играет с ним. Холмс ни на секунду не отрывал взгляда от глаз Ватсона, ожидая момента, когда лед растает, но у Ватсона на уме было совсем не это. Резко замахнувшись, он впечатал кулак прямо в лицо Холмсу. Холмса швырнуло на стол. Он с удивлением поднял глаза на Ватсона, из разбитой губы по подбородку текла тонкая алая струйка. Не давая ему опомниться, Ватсон грубо перевернул его, снова швырнул спиной на стол и заломил руку за голову. Холмс был настолько ошарашен в первые мгновения, что даже не сопротивлялся. Хотя в обычной схватке его физическое превосходство было бы неоспоримо, сейчас алкоголь и ярость придали Ватсону сил и в результате короткой, но яростной схватки Холмс оказался прижатым к столу, а Ватсон стягивал ремнем его заломленные за головой руки и фиксировал их на перекладине.

URL
2010-05-23 в 23:10 

Холмс последний раз дернулся и затих, снизу вверх внимательно глядя Ватсону в лицо и тяжело дыша. Такого злого и холодного выражения на лице Ватсона он еще никогда не видел. Ватсон поднял руку и на этот раз коснулся лица Холмса. Провел пальцами по колкой щетине, чувствительно надавив на разбитые губы. Холмс чуть дернулся и зашипел. Ватсон недобро усмехнулся и рванул на нем рубашку, пуговицы с жалобным бряканьем рассыпались по всей комнате. Ватсон скинул пиджак и одним движением забрался на стол. Он навис на четвереньках над Холмсом, продолжая так же зло улыбаться, и резко укусил его в разбитую губу. Холмс дернулся и, уже не сдерживаясь, застонал, его начала бить крупная дрожь.

- Нравиться? – голос Ватсона раздался низким хриплым рычанием, в лицо Холмсу пахнуло перегаром.

Ватсон грубо схватил Холмса за ягодицы и дернул на себя. Холмс подался ему навстречу, обхватывая своими бёдрами бедро Ватсона, и даже сквозь ткань тот почувствовал горячую твёрдость нестерпимого желания. Обезумев, Ватсон сжал тугую задницу, притискивая промежность Холмса к своему бедру, заставляя двигаться вверх-вниз, тереться об него восхитительной выпуклостью. Карие глаза сразу потеряли фокус, губы раскрылись, дыхание сбилось... Ватсон запрокинул голову, исступлённо управляя движениями Холмса... Вверх-вниз... Минута – и Холмс захрипел, заметался под ним, выгнулся дугой, уже готовый выплеснуться прямо в штаны.

URL
2010-05-23 в 23:12 

Ватсон резко отстранился и с силой швырнул Холмса обратно на стол. Тот непонимающе смотрел на него шальными карими глазами. Ватсон начал быстро, но как всегда аккуратно и методично снимать одежду: расстегнул жилет, стянул галстук, затем рубашку. Холмс лишенный возможности хоть сколь-нибудь ускорить процесс, похотливо поскуливал и пытался хотя бы потереться о Ватсона, обхватив его бока бедрами.

Ватсон наконец-то покончил со своей одеждой и куда менее бережно рванул брюки на Холмсе. Ветхая изношенная ткань с треском порвалась, и Ватсон несколькими нетерпеливыми рывками стянул брюки с ног. Чуть отстранившись он оглядел Холмса: на вздымающейся груди выступали ребра, впалый живот, острые подвздошные косточки и вздыбившийся пах. Ватсон холодно улыбнулся – это будет его наградой за три года. Он клонился над Холмсом. Тот попытался дотянуться до его губ, но со связанными за головой руками это было не так-то просто – ремень впивался в тонкую кожу запястий. За место того, чтобы помочь Холмсу, Ватсон грубо схватил его за волосы и заломил голову назад, обнажая шею для поцелуев. Ватсон был груб. Он кусался как зверь, оставляя на шее Холмса ожерелье покрасневших следов. Он впивался в беззащитную шею Холмса чередой резких коротких укусов, от каждого из которых Холмс вздрагивал и тихо всхлипывал. Ватсон крепко держал его за волосы и у него не было возможности хоть как-то уберечься от боли. Ворот рубашки, еще оставшейся на Холмсе, мешал, и Ватсон с раздосадованным рыком резко дернул его. Ткань затрещала.

URL
2010-05-23 в 23:13 

- Ватсон, если вы продолжите в том же духе, завтра мне придется одалживать платье у миссис Хадсон, - Холмс слабо улыбнулся. Ватсон с яростью глянул на него. Эта слабая дрожащая улыбка лишила его последних остатков разума. Он наотмашь ударил Холмса по лицу. Его голова мотнулась, он сильно приложился о столешницу. Нет уж. Он не позволит Холмсу получать удовольствие от происходящего. Он должен расплатиться за все сполна. За каждый день из этих трех лет, которые Ватсон провел в аду медленного умирания.

Когда Холмс снова сфокусировал взгляд, в глазах его было только удивление, как у собаки, которая не понимает, за что ее наказывает любимый хозяин, но при этом знает, что он всегда прав. Робкая растерянная улыбка попробовала снова появиться на разбитых губах. И тут же была уничтожена новым ударом. И на этот раз когда Холмс открыл глаза, Ватсон не нашел там страха. Неверия тоже больше не было. Что-то в Холмсе сломалось после этого. То, что заставляло его шутить сквозь боль. Может это была надежда, на то, что все еще может быть как раньше. Этого он не знал.

Ватсон впился в разбитые губы жадным неистовым поцелуем и ощутил металлический вкус крови во рту. Холмс со стоном ответил, углубляя поцелуй, а потом затрепыхался – ему надо было вздохнуть, а в разбитом носу хлюпала кровь. Ватсон выпустил его язык и за место этого зло куснул в ключицу. Холмс вздрогнул и взметнулся под ним.

-Но хоть чуть-чуть то полегче можно?..- надломленным шепотом попросил он - брови домиком, на висках испарина.

URL
2010-05-23 в 23:16 

Если еще одна доза кофеина не докононает автора, то прода будет седня...

URL
2010-05-24 в 00:53 

Ооооооооооооооооооо.................
Автор... :beg::beg::beg:

URL
2010-05-24 в 06:14 

Прекрасный фик, жду продолжения! Только Холмса оч жалко...

URL
2010-05-24 в 06:26 

Прекрасный фик, жду продолжения! Только Холмса оч жалко...
Все будет хорошо:)
Автор

URL
2010-05-24 в 11:57 

вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
Автор, пишите дальше)
Я не фан бдсм, но тут что-то зацепило, невозможно оторваться.:friend:

2010-05-24 в 12:37 

А это БДСМ?.. Ой-ё... Это уже оно?? Кажется я слегка переборщила....:shuffle:
Автор

URL
2010-05-24 в 12:44 

Аааавтооооор, ещееееее.... :beg:

URL
2010-05-25 в 19:41 

Нууу...на самом интересном месте!

URL
2010-05-25 в 19:55 

Автор, ну где же вы? :duma2::weep2::weep2::weep2:

URL
2010-05-25 в 20:01 

любитель щеночков и их пинателей
это прекрасно!!!)))
ждем-с дальше))

особенно, если ватсон его пожалеет))

2010-05-26 в 00:42 

и приголубит! :bigkiss:

URL
2010-05-26 в 02:15 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
Если еще одна доза кофеина не докононает автора, то прода будет седня...
што?! доканала??? )))
неееет!
мы так жаждем продолжения :lip:

Ватсон-Ватсон :jump: трахни Холмса!
:bud:

2010-05-26 в 08:44 

i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
Боже мой, Автор, я никогда ни одного сериала так не ждала, как ваше продолженя :weep:

2010-05-26 в 09:55 

обожемой... это так великолепно, это настолько пронзительно, что при прочтении что-то в животе начинается скручиваться в тугой узел, словно вот-вот...вот сейчас...это самое...

URL
2010-05-26 в 22:10 

Lary Stardust [DELETED user]
Дорогой Автор, УМОЛЯЮ выложите проду! Я как наркоман в ломке... Вы отлично пишете!!!

2010-05-28 в 15:38 

Многострадальная прода готова!..
Всем кто не в восторге от детализированных описаний сцен эротического характера,
советую поискать в холодильниках испорченные продукты,
дабы можно было торжественно забросать ими монитор компа:alles:
Остальные могут читать:)
Автор

URL
2010-05-28 в 15:40 

-Но хоть чуть-чуть то полегче можно?..- надломленным шепотом попросил он - брови домиком, на висках испарина.

Рука Ватсона скользнула ему между ног, грубо стискивая возбужденную плоть. Холмс взвыл. Затем Ватсон чуть ослабил хватку и начал поглаживать вдоль ствола, чуть сминая пальцами чувствительную головку. Холмс уже весь трясся и протяжно всхлипывал.

- Полегче? – Ватсон скептически приподнял бровь. – Может мне вообще прекратить?

-Не-еет… Не-е-ет… Пож…луйтса… - говорить связно Холмс уже не мог.

Ватсон вновь навалился сверху, сплетаясь с ним, стоная и задыхаясь от полноты и бесстыдства ощущений. Пьянея от жара и ощущения обнаженной кожи, от покорности и доступности тела, простертого под ним, Ватсон впился в Холмса новыми поцелуями и укусами, до боли сжимая его плечи, оставляя борозды от ногтей на гладкой спине, стискивая нежные горошины сосков, ёрзал, обостряя и без того сладкий и тесный контакт в паху. Не выдержав, протиснул ладонь в щель между каменными животами, нашёл оба члена и прижал их друг к другу, энергично сжимая и потягивая.

Холмс захлебнулся вдохом, карие глаза помутнели, зрачки затопили радужку чернильными пятнами. Ватсон чувствовал под пальцами влагу, клейкую и скользкую, сочащуюся из раскрытых головок.

URL
2010-05-28 в 15:43 

Ватсону все было мало. Рывком он раздвинув худые ноги, задрав колени Холмса к самому подбородку. Хрипло зарычал, чувствуя, как и без того каменный член становится ещё туже, наливаясь болью и тяжестью, изнывая от дикого желания войти в тело Холмса, такого беззащитно и покорного, простертого под ним. Сопротивление Холмса было сломлено, он безвольно ожидал продолжения, следя за Ватсоном настороженным взглядом из-под подрагивающих век. Несколько секунд Ватсон не двигался, наслаждаясь пьянящим ощущением власти.
Отпустив ногу Холмса стиснул свой член и втолкнул головку в сухое неподготовленное тело.

Холмс вздрогнул, закусывая губу, сдерживая внутри крик.

Ватсон понимал, что смазки недостаточно. Но он хотел причинить боль намеренно, отплатить за все страдания той же монетой. Отпустив и вторую ногу, он вцепился в плечи Холмса и рванулся вперёд сильным, грубым толчком, яростно раздирая сжатые неуступчивые мышцы. Глаза Холмса в шоке распахнулись, он весь выгнулся, закусил губу, но так и не произнес ни звука.

Ватсон замер. Он даже вздохнуть не мог, пораженный тем, на сколько это одуряющее тесно, горячо, нежно... и невыносимо хорошо. Это ощущение, почти совсем забытое им за долгое время затопило его всего, лишая возможности двигаться, думать и даже дышать.

Ватсон задвигался, стремясь входить и выходить до самого конца, но амплитуда получалась крошечной – член то и дело застревал в сухой агонизирующей дырочке. Наконец, в теле Холмса что-то лопнуло, разорвалась какая-то преграда – и член заскользил свободно, смазанный алой кровью. Холмс застонал – впервые за всё время этого кошмара – тихо, мучительно, на глазах его против воли выступили слезы.

URL
2010-05-28 в 15:45 

Ватсон застыл, нависая над стонущим Холмсом. Он не мог продолжать – безумие ушло так же внезапно, как и накатило. Он понял, что боль Холмса не исцеляет его ран, а напротив, делает боль в сто крат сильнее… Ватсон отстранился, чтобы посмотреть на него. Холмс был болезненно худым, дрожащим, вены синими прожилками вились под бледной кожей, кровь из разбитого носа собралась в лужицу в ямочке между ключиц. Он нагнулся, прижавшись щекой к мокрой от пота груди, не решаясь пошевелиться, только слушая, как под тонкими рёбрами суматошно колотится сердце и снова посмотрел Холмсу в глаза, ловя мутный звгляд.

– Шерлок, зачем ты так поступил со мной? – слова давались с трудом, словно наталкивались в горле на невидимую преграду.

– Я боялся, – голос Холмса был тихим, еле слышным. – Боялся, что если вернусь, окажусь совсем не нужным тебе в твоей новой жизни… - Холмс мучительно сглотнул, переводя дыхание. – Наконец-то все стало, как ты хотел: респектабельная жена, процветающая практика и никаких сомнительных приключений, никакой угрозы быть скомпрометированным… Видит Бог, сколько раз я пытался смириться с тем, что ты не можешь принадлежать мне безраздельно и не мог. Это сводило меня с ума… И я бежал, в надежде что мили, разделяющие нас, принесут облегчение. Но не получилось. Я каждый день просыпался с мыслью, что сегодня куплю билеты на поезд и представлял нашу встречу… - Холмс снова прервался, на сей раз от подступившего к горлу комка. – И каждый раз откладывал. Я боялся, что ты встретишь меня холодно… Будешь мне не рад…

Ватсон спазматически всхлипнул и крепко зажмурился, стараясь не дать пролиться слезам, обжигающим глаза. Звук, вырвавшийся из его горла, получился страшным как рык умирающего зверя:

- О Боже… И что нам теперь делать?..

Холмс обхватил Ватсона ногами, поглаживая икрами обнажённый зад любовника.

URL
2010-05-28 в 15:47 

– Продолжай…

Ватсон в шоке уставился на него и отрицательно замотал головой, Холмс только крепче притиснул его к себе лодыжками:

- Пожалуйста…

Ватсон возобновил толчки, постепенно меняя угол проникновения, выбирая силу и темп, доставляющие удовольствие измученному телу. Наконец, он почувствовал, что нашёл стратегически важную точку – Холмс заныл, заметался, огромные карие глаза затянула пелена сладострастия. Он начал подмахивать задом, забыв о боли, заставляя толкаться в себя глубже и быстрее, умоляя утолить его нужду, унять нестерпимый сладостный зуд внутри.

Опираясь на руки, Холмс замер, наблюдая, как сладкая мука исказила лицо Холмса, наслаждаясь тугой хваткой мышц вокруг неподвижного, введённого до основания члена.

Ватсон пальцами обхватил вздрагивающий, горящий огнём член Холмса, заскользил по нему, то едва касаясь, то чувствительно сжимая, поглаживая и сминая, обводя пальцем мокрую от смазки шелковистую головку.

Закричав, Холмс выплеснулся мощными струями, выгибаясь под Ватсоном дугой, заливая его ладонь живым горячим семенем, забрызгивая свой живот, грудь, даже плечи. И без того узкий проход сжался в сладкой агонии, становясь почти непроходимым…

URL
2010-05-28 в 15:48 

Вцепившись в упругие ягодицы, Ватсон зарычал, доводя силу и темп до неистовства, расплавляясь, умирая в предвкушении судороги финального аккорда.

Взрыв – и ослепительный миг бесконечного счастья... Ватсон рухнул на распростёртое под ним тело, содрогаясь в конвульсиях, и погружаясь в блаженную тьму оцепенения.

Ватсон не знал сколько он пролежал так, не выходя из Холмса, только придя в себя понял, что тот дрожит и морщиться от боли, но молча терпит. В шоке от того, что совершил, Ватсон резко поднялся на руках и вытащил член из Холмса, сдирая тонкую корку уже начавшей присыхать крови. Холмс с болезненным шипением втянул воздух и зажмурился. Первым порывом Ватсона было вытереть кровь, уничтожить следы безумства и привести все хоть в сколь-нибудь благообразный вид. Но он тут же одумался и дрожащими руками освободил запястья Холмса от туго стягивающего их ремня. Жесткая кожа до крови врезалась в тоненькую кожу запястий, оставив кровавые рубцы. Ватсон аккуратно поднял Холмса на руки и отнес на диван. Он уже хотел кинуться за тазиком с горячей водой, но Холмс задержал его слабым движением:

- Не уходи…

В глазах его сквозила такая паника, что Ватсон понял - Холмс действительно думает, будто он собирается бросить его сейчас и сердце его сжалось от боли.

- Я не уйду, Шерлок… - тихо пообещал он. И еще тише добавил. – Никогда…

Он опустился на диван и осторожно устроил Холмса у себя на коленях, крепко обнял его за плечи, уткнулся губами ему в висок. Холмс все еще дрожал, нервное возбуждение никак не оставляло его. Ватсон поглаживал его по худощавым предплечьям, пересчитывал пальцами цепочку выступающих позвонков, легко касался губами все еще влажных висков и лба и шептал какие-то успокоительные глупости. За окном уже стал заниматься бледный рассвет, когда Холмс поднял на него свои глаза.

URL
2010-05-28 в 15:49 

- Что теперь будет, Джон? – в этом вопросе сквозило гораздо больше, чем могло показаться. Три года разлуки и вся боль, которую они друг другу причинили, могли встать между ними стеной.

Ватсон внимательно посмотрел в глаза Холмсу, взял его за руку и крепко сплел его пальцы со своими и, с удивлением обнаружил, что его жест вызвал у Холмса не совсем ту реакцию, которую можно было ожидать от столь платонического прикосновения.

- Мы будем вместе, что бы ни случилось, а остальное к черту! – ответил Ватсон со всей серьезностью, на которую был способен и одним плавным текущим движением соскользнул с дивана, и, оказавшись на коленях, ловко раздвинул Холмсу ноги.

Ему хотелось только искупить вину, но глядя на бесстыдно раскинувшегося перед ним Холмса с гордо распрямившимся членом, прижатым к забрызганному спермой животу, Ватсон ощутил, как кровь раскаленным потоком кинулась к паху, заставляя его собственный орган наливаться тугой ноющей тяжестью. Не в силах больше сдерживаться Ватсон одним движением вобрал раскаленную пульсирующую плоть до самой глотки. Холмс взвыл, выгнулся дугой и вцепился в обивку дивана так сильно, что побелели костяшки пальцев. Ватсон чуть ослабил напор и теперь нежно вылизывал головку, обводил ее языком, заставляя Холмса изнывать под этой медленной сладостной пыткой. Холмс мучительно захныкал и вцепился Ватсону в волосы, с силой насаживая на свой член. Ватсон задохнулся, но послушно запрокинул голову, позволяя Холмсу трахать себя в рот. Он обхватил свой член и начал взводить его в том же неистовом ритме, в котором Холмс вбивал себя в его горло. Разрядка пришла к ним одновременно, ослепляя неимоверно ярким взрывом, сплавляя в единое целое их тела и души. Отдышавшись, Ватсон кое-как встал на подгибающихся ногах и потянулся за брюками.

URL
2010-05-28 в 15:52 

Это было весьма своевременно, так как раздался деликатный, но настойчивый стук в дверь в дверь. Ватсон в панике бросился за рубашкой, попутно надевая туфли и накрывая Холмса пледом.

- Войдите!

В дверях показалась миссис Хадсон: губы как всегда чопорно поджаты, лицо выражает торжественную серьезность, которую как думала миссис Хадсон, положено изображать при общении с джентльменами. Но, по мере того, как она окинула взглядом всю картину – бледный измученный окровавленный Холмс под пледом на диване и такой же бледный измученный и озабоченный Ватсон в растрепанной одежде посреди комнаты – лицо этой по сути доброй женщины приобрело выражение искренней озабоченности:

- Доктор Ватсон, что с мистером Холмсом? Он сильно пострадал во вчерашней передряге?

Ватсон выглядел не на шутку смущенным, но миссис Хадсон истолковала это выражение лица как скорбную озабоченность друга.

- Кризис уже к счастью позади, миссис Хадсон!

- О! Я же говорила мистеру Холмсу, что бы он был осторожен и не подвергал себя излишнему риску, - миссис Хадсон драматически заломила руки.

- Вовсе вы ничего такого не говорили, милочка! Вы трясли с меня ренту за месяц вперед! – Холмс ехидно подал голос из-под пледа.

- Бедный мистер Холмс! У него начался бред! – миссис Хадсон ни мало не смутилась. – Я могу вам чем-то помочь, доктор?

- Да, миссис Хадсон принесите, пожалуйста, горячей воды. Необходимо промыть э.. раны, - Ватсон готов был провалиться на месте.

- Конечно, доктор Ватсон! А потом я займусь уборкой! Выздороветь в такой грязи невозможно!

- Никакой уборки, милочка! Все как всегда на своих местах, - Холмс со стоном приподнялся на локте и одарил миссис Хадсон недружелюбным взглядом.

URL
2010-05-28 в 15:53 

Ватсон кинулся к нему:

- Холмс, прошу вас! Лежите! Постельный режим вам необходим как минимум на неделю! Я не отойду от вас ни на минуту! – Ватсон подпустил в голос драматизма.

Миссис Хадсон одарила Холмса весьма достойным экспонатом из своей коллекции недружелюбных взглядов, который означал: «Как вам не стыдно расстраивать своими выходками такого порядочного доктора Ватсона» и степенно удалилась. Как только она закрыла за собой дверь, Холмс затрясся в приступе беззвучного смеха.

Ватсон озабочено посмотрел на него:

- Холмс, вам больно?

Холмс с трудом перевел дыхание:

- Пока нет, но боюсь что через неделю постельного режима с вами - будет!

URL
2010-05-28 в 16:00 

Я начинаю верить, что у них всё будет хорошо...Правда ведь?

URL
2010-05-28 в 16:20 

Ага, если Холмс переживет неделю постельного режима:)
Автор

URL
2010-05-28 в 17:02 

Lary Stardust [DELETED user]
А будет продолжение про постельный режим?=)

2010-05-28 в 17:16 

Вам МАЛО???
Ну, может когда трудовые мазоли, натертые о клавиатуру заживут - напишу:)
автор

URL
2010-05-28 в 17:37 

Абсолютно лишённый чести, совести и такта проходимец.
it was pretty good. Ya v vostorge. Dumayu, chto predlojenie ruki i serdca ustarelo - daryu vam mozg.)

2010-05-28 в 17:47 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
Автор, спасибище!
это чтение было удовольствием :rotate:

2010-05-28 в 18:36 

автор, вы охуительны! :hlop::hlop::hlop:

URL
2010-05-29 в 14:38 

Автор, готов построить храм в вашу честь!

URL
2010-05-29 в 20:21 

Несчастные, как же они оба настрадались. Настолько чувственное повествование, что слезы наворачиваются. Так больно за них... Автор, вы гениальны. Спасибо.

URL
2010-05-30 в 20:50 

Holy Lie
Asato: Honda Kiku
Да!!!:ura: Подарите мне мозг! Оч надо правда! Может хоть дневником пользоваться научусь...

2010-05-30 в 20:53 

i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
Holy Lie автор это вы???

2010-05-30 в 21:03 

Holy Lie
richie.
Угу. Есть такое:shuffle:
Если уж все равно нарушила условие анонимности

2010-05-30 в 21:11 

i don't want to be a proud man, i just want to be a man a little less like my father and more like my dad
Holy Lie ОМГ!!!ДАЙТЕ МНЕ ВАС НОСИТ НА РУКАХ

2010-05-31 в 01:26 

Абсолютно лишённый чести, совести и такта проходимец.
Holy Lie для тебя не жалко) забирать свежим или в замороженном виде будешь?
Правильно. Овладевать искусством даэри нужно постепенно, осознано и с человеком, который там зарегестрирован и уже всё знает)

2011-07-03 в 00:02 

Бронислав Чукотский
Летит пакет, из целлофана птица, и чужды все ему границы (с)
аааааааааа!!! прочитала и в восторге!!! автор, жму вашу руку, целую в обще щеки и приписывую здесь вес смайлы, которые подходят случаю!

Пишите, пожалуйста, пишите дальше... И про постельный режим еще тоже можно ;)

Разрешите осведомиться... а прода скоро будет???? и будет ли вообще? Пожалуйста, а то я умру!

ПС. Холмса-то как жалко было, ведь Ватсон ему явно прямую кишку повредил :fingal:

2012-11-30 в 00:35 

очень понравилось!

URL
2014-01-27 в 18:31 

www.alexanderthemovie.ru/text/fanfic/unforgiven... Ничего не напоминает?:nini:

     

Sherlock!Kink

главная